Космические прогулки

По обыкновению лампа была слегка притушена, не мешая глазам. Вождь не любил яркого света, впрочем как и солнечный день, выдававших изборожденный складками морщин узкий лоб и повисшие дряблые щеки.

Постепенно расслабляясь, Джугашвили терял ощущение своего собственного тела, а перед ним, возникая одна за дру­гой, понеслись видения картин темных пластов астрального мира.

Стоявший в нише охранник в этот момент заметил, что обычно маленькие, с желтоватым прищуром глаза Сталина расширились. Лицо странно помолодело. Морщины разглади­лись. Лоб да и все тело увеличилось в размерах. Прерывис­тое дыхание стало редким. Еще мгновение, и перед ним си­дел абсолютно иной человек, будто только что мимо него прошел товарищ Сталин, а сейчас в комнате находился дру­гой, моложе лет на двадцать, грузный, могучий, неведомый.

Чекист был юн, впервые ему доверили охранять сон и по­кой вождя. Стоя в простенке, задыхаясь от волнения, он еле дождался прихода смены. В комнате отдыха, не удержав­шись, все рассказал начальнику. Тот, спокойно кивая голо­вой, выслушал сбивчивый горячий шепот молодого человека и куда-то позвонил. Через час юношу расстреляли.

Утром, несмотря на категорический запрет, Сталина раз­будили.

— Что, в чем дело, — вождь, вскочив с постели, расте­рянно заметался по комнате.

— Простите, товарищ Сталин, но Вас весьма срочно хо­чет видеть Патриарх, — в комнату вошел генерал Власик.

— Какой еще Патриарх? — забеспокоился Иосиф Вис­сарионович.

— Ну, наш, Всей России, Глава Православной Церкви, — из-за руководителя охраны Вождя испуганно заметались, — о чем спрашивается поперся докладывать, но ведь старик настаивал, утверждал, что от встречи со Сталиным за судьбу государства.

Наконец, опомнившись, Джугашвили махнул рукой.

— Ладно, зови.

Патриарх вошел тихо, почти бесшумно. Из-под надвинутого на брови белого клобука блеснули черные точки рачков.

Они встретились глазами. У Сталина был цепкий немига­ющий взгляд, он буквально буравил собеседника насквозь. До сих пор никто еще не мог выдержать их пристального, хитроватого прищура.