Космические прогулки

Неожиданно стало легче. Я впал в какое-то эйфориче­ское состояние, галлюцинация опутали, оплели мое созна­ние своими разнообразными бездушными, безликими фор­мами и силуэтами.

— Наверное, вкололи наркотик, — последнее, что поду­малось перед тем, как перед глазами снова стало меркнуть.

Утром я проснулся будто совсем здоровым. Настроение было превосходным. Боли не ощущались. Впервые за не­сколько недель самостоятельно встал, побрился. Теперь я точно знал, что скоро умру, но уже не боялся смерти. При­шедшую меня навестить плачущую жену успокаивал, как мог. Попросил принести мне бумаги. Написал завещание и настоял заверить его у нотариуса. Когда меня везли в опе­рационную, я улыбался и даже показал удивленным сани­тарам, в какую из комнат меня доставить, так как опера­ционных было несколько.

Уже находясь под наркозом, я вдруг попытался запеть колыбельную, которую мне когда-то пела мать, хотел приподняться, но, почувствовав острый, болезненный укол в сердце, замолчал и успокоился, теперь навсегда…

Вновь появилось знакомое мне в виде шара светящееся существо и я, выбравшись из неподвижного тела, рванулся ему навстречу…

После завершения эксперимента Хаттерс слег надолго. Однако все время бодрился, утверждая, что скоро встанет на ноги и доведет до конца весь необходимый цикл опытов.

Доктор лишь смог подняться через два с половиной месяца.

Все это время профессор и Софи пытались его убедить, что он сумел доказать — смерти не существует. Даже по­казали пару статей о его экспериментах и достижениях. Разумеется, они были написаны не без участия Уильямса.

Хаттерс с ними соглашался, по крайней мере, делал вид.

Однажды, когда доктору стало немного легче и он на­чал ходить, а Софи не было дома, позвонили, говорил Клигорн.

— Как себя чувствуешь, сынок? Мне сказали, что ты болеешь.

— Глупости. Я здоров, как молодой бычок. Были не­большие проблемы. Сейчас все о’кей.

— Ну ладно, поправляйся.

— О чем ты говоришь. Я на ногах. Кстати, как на счет «жмуриков»? Один «новенький» мне бы не помешал.

— Есть, целых два, но…