Космические прогулки

Посмотри, как убиваются родные, когда умирают сын, дочь, мать, отец или другие близкие родственники.

К чему это. Они должны знать, что мертвые станут сво­бодными, они вырвутся из тягостных оков и обретут подлин­ное счастье и свободу. Не надо, не надо за них переживать. Стоит порадоваться, что там их ждет лишь радость и бла­женство, тишина и покой.

Лечащий врач уложил Хаттерса на несколько дней в постель.

Софи сердцем любящей женщины понимала, что если доктор не остановится, настанет время, когда ей придется рыдать над его трупом. Очевидно превращения Хаттерса не проходили даром для его организма. Скорее всего клетки мозга, взятые у мертвецов, каким-то образом разлагающе повлияли на состояние здоровья Энди. Возможно это были элементы трупного яда, возможно что-либо другое. Анали­зы крови, мочи, недавно снятая кардиограмма свидетельст­вовали о появлении в организме Хаттерса пока еще непо­нятных изменений.

По вечерам Уильямс с ней, другими ассистентами и по­мощниками обсуждали различные варианты выхода из соз­давшегося положения, а по ночам Софи, запершись в ванной, плакала навзрыд.

Как-то проснувшись ночью, она обнаружила, что Хат­терс исчез. Немедленно позвонила Уильямсу, тот немного подумав, высказал мысль, что доктор скорее всего в госпи­тале и ищет очередной труп для своего эксперимента.

— Софи! Немедленно в лабораторию. Зови Уильямса. Я уже в «ванне», — в динамике раздался властный и тре­бовательный голос Хаттерса.

К счастью, в отличие от предыдущего, на этот раз экс­перимент протекал более или менее нормально. Записыва­ющее устройство успешно снимало электроэнцефалограмму мозга Хаттерса, хотя изображения на экране дисплея были неважными.

Правда, все поставил на свои места красочный рассказ доктора, оказывается, на этот раз он ввел в состав Г1ПХ клетки мозга только что умершего больного от рака легких.

…Я долго болел. Часто кашлял и врачи никак не могли определить мою болезнь. Считалось, что преследующие меня мучительные боли от энфиземы легких. Жена несколько раз возила меня на консультации к видным специалистам, пока один из них после очередного просмотра снимков, лас­ково не взял мою ладонь и, поглаживая ее, не сказал: