Космические прогулки

Отчаянно забарахтавшись, попытался всплыть, но тяже­лая, намокшая одежда потянула вниз и я пошел ко дну. В этот момент у меня мелькнула мысль. До сих пор отчет­ливо ее помню: «Кажется конец!». Неужели так легко уми­рать, а ведь не хочется. Ох, как не хочется. Через мгнове­ние перед глазами появился темный тоннель, а в конце его яркое пятно света. Из него выросло какое-то сияющее похо­жее на ангела существо и добрым голосом спросило:

— Что, не хочется умирать?

— Нет, не хочется. Я люблю папу и маму, меня ждет мой щенок, которого недавно подарил дядя, мои друзья — Женни и Клод, — ответил я.

— Ты можешь выбрать. С одной стороны я предлагаю тебе сказочный, волшебный мир, с другой — то, что тебя окружает. Твои родители, друзья, твой пес.

Мне действительно стало очень хорошо и спокойно, но я отказался:

— Нет, хочу остаться дома.

— Хорошо, но учти, что тебе все равно придется со мной встретиться, хотя значительно позже. Правда, это будет на­много больнее и ужаснее. Ты погибнешь в автомобильной катастрофе и заживо сгоришь в искореженном автомобиле.

— Я все равно хочу к маме.

Больше я ничего не помню. Позже я узнал, что меня вы­тащили без признаков жизни. Откачивали несколько часов подряд, когда доктор уже потерял терпение и, безнадежно махнув рукой, хотел отойти от трупа, совершенно неожидан­но для всех я открыл глаза и произнес:

— А где тот «ангел», который со мной разговаривал?

Трудно передать, как были тогда счастливы отец и мать,

впрочем, я радовался не меньше.

— Я не пойму, к чему ты клонишь, — воскликнул Уиль­ямс. — Конечно, воспоминания детства, тем более такого случая представляют для меня некоторый интерес, хотя, как я уже говорил, твоя мать довольно часто рассказывала

о чудесном воскрешении своего сына из мертвых.

— Что за противная привычка прерывать человека, тем более, смею надеяться — друга, в самый ответственный мо­мент.

— А разве ты собираешься продолжить эту тему?

— Разумеется, и настроен весьма решительно.

— Тогда извини. Продолжай, — скорчив недовольную гримасу, профессор, подперев ладонью лицо, уставился на Энди.