Космические прогулки

Я резко ушел в сторону и, в свою очередь, попытался нанести укол противнику. Скрестившись, клинки громко звякнули.

После первых же ударов я понял, что имею дело не просто с хорошим фехтовальщиком, а с непревзойденным мастером своего дела. Шпагой он владел безукоризненно. Калиоссо играл со мной как кошка с мышью, зная, что до­быча никуда не денется.

Мне не было страшно, совсем нет. В сердце лишь посе­лилась обида, что этот подонок еще будет жить на свете и творить свои черные дела. Пот заливал глаза. Я, почти ни­чего не видя перед собой, махал шпагой, стараясь отра­зить жалящие, несущие смерть удары Калиоссо. Единст­венное, что мне хотелось — продать свою жизнь подороже, чтобы лишь раз, один-единственный раз достать, хоть за­деть врага.

Вокруг воцарилась мертвая тишина. Даже дураку стало ясно, что здесь что-то не так.

Генерал дал знак остановить поединок. Он давно, рань­ше остальных понял, что на его глазах совершается обык­новенное убийство. Лежащие на земле четыре трупа доста­точно красноречиво свидетельствовали в пользу подобного предположения.

Калиоссо метался вокруг меня, то и дело буравил одеж­ду и кожу болезненными уколами. На мне не осталось жи­вого места. Мундир превратился в лохмотья, а Калиоссо все глубже и глубже вонзал сталь в мое тело. Обагренная алой кровью, моей собственной кровью, его шпага яростно, как живая юла, крутилась вокруг, нанося все новые и но­вые раны.

Неожиданно из последних сил с пронзительным воплем я ринулся вперед и ткнул острием в грудь Калиоссо. Он испустил жуткий, звериный вопль и засадил по самую ру­коять клинок прямо в мой живот. Захлебнувшись кровью, я опрокинулся на спину и потерял сознание,..

Сорок лет спустя пэр Англии, лорд Арчибальд Хэмфри, важно прогуливался по Елисейским полям. Будучи послом во Франции уже несколько лет, находясь в прекрасном рас­положении духа, старик с удовольствием разглядывал лица и выпирающие из корсажей груди прелестных французских женщин. Вежливо раскланивался со знакомыми маркизами и герцогинями, искоса посматривал на делающих глазки юных, глубоко декольтированных кокоток, явно стараю­щихся привлечь внимание знатного вельможи и богатого клиента.