Космические прогулки

— Ну что, Быстров, будем вскрывать? — спросил Лен­кон.

— Обязательно, Джон, обязательно.

Отрыв могилу, обнаружили пустой гроб, откуда появи­лась огромная шипящая змея. Под ней лежала пластинка со светящейся надписью: «Дорогой Сережа, не забудь сно­ва аккуратно закопать мою могилку. С пламенным приве­том, всегда твой Калиоссо. 23 декабря 1419 года».

Граф де Кос, глядя на свое отражение в зеркале, за­думался.

До чего же захотелось увидеть в нем лицо мужчины. Нет, не свое сегодняшнее, а то, настоящее, мужественное, решительное, смелое, носимое им еще до того рокового дня, когда он осушил чашу Напитка Вечности. Что же он наде­лал с собой, со своей совестью, честью! Каких только прес­туплений не совершил он, Калиоссо, за прошедшие столе­тия … Убивал, грабил, мучил, сжигал на костре, насило­вал, бесчестил! Господи, да ведь почти за каждое из них любой суд любой эпохи приговорил бы его к смертной каз­ни! А он? — Граф усмехнулся. — Не только жив, но и продолжает творить свои страшные, непонятные простому смертному, одно изощреннее другого преступления, которые глупцы — современники иногда называют «преступление века»! Если бы они знали только, на одно мгновение могли представить, что за всеми этими свирепыми, мерзкими, от­вратительными надругательствами над людьми, жизнями и плотью стоит он. Один-единственный, неподвластный, недос­тупный Времени, никогда не сумеющий умереть, носивший на лице постоянно изменяющуюся маску сотни, тысячи имен. А в груди — отдающее помоечной вонью и тленом мертве­чины, бесформенное, безобразное, все еще бьющееся под панцирным остовом костей, принадлежавшее когда-то чело­веку, а теперь — монстру, обыкновенное человеческое сердце.

Совершенно неожиданно для себя граф заплакал. Боль­ше того — он зарыдал, как уткнувшийся в юбку матери маленький мальчик, жалующийся ей на свою нелегкую судь­бу из-за нанесенного сверстником подзатыльника.

— Что с Вами, граф! — в комнату вошла его сожи­тельница маркиза де Летье.

— Со мной … а, так, ничего.

— Как, я на Ваших вечно сухих глазах вижу слезы!