Космические прогулки

Я почувствовал такую любовь, такую привязанность к это­му существу, что мне стало неописуемо прекрасно и спокой­но. От него веяло такой невообразимой любовью и неж­ностью, что я чуть не заплакал от счастья.

Потом понеслись картины прошлого. Я увидел себя ма­леньким, вспомнил, как мать на Рождество подарила мне голубой заводной автомобиль, как он сломался. Я заплакал и горькие слезы капали на игрушку, покрывая ее блестящи­ми хрустальными капельками. Мать тогда пожалела меня и ушла в магазин, чтобы принести другую игрушку. Это тоже

был автомобиль, но желтый. Я поблагодарил мать, поцело­вал ее, но голубая машинка мне нравилась больше.

Я вспоминаю свой первый день учебы в школе, когда собралось много детей и среди них я потерялся, никак не мог найти свой класс и свою учительницу. Пока я стоял и плакал, почти все разошлись. Ко мне подошел до черноты смуглый человек. Увидя мои слезы, он расхохотался и спросил:

— Что, малыш, не знаешь куда идти?

— Забыл, — виновато произнес я, сглатывая очередную порцию соленой влаги, обильно стекавшей с моих щек.

— Как зовут?

— Джеймс, Джеймс Тоукел.

— Пойдем со мной, сейчас разберемся.

Он привел меня в класс, учительница улыбнулась, а ученики покатились со смеху, указывая пальцами на мою распухшую, зареванную физиономию.

Видения мчались одно за одним.

Последняя картина, которую я увидел, это — горевшие фары мчавшегося навстречу автомобиля.

— Что с тобой, Энди? — испуганно спросила Софи, ког­да Хаттерс выбрался из «изоляционного укрытия».

— Как-то не по себе. Что-то с сердцем.

Пока Софи уложила Хаттерса на кушетку и стала хло­потать вокруг, накрыла шерстяным одеялом, принесла кап­сулу нитроглицерина, вошел довольный профессор.

— Ну, Энди, с тебя причитается. Это же надо! Какая видимость! Особенно хорошо удался твой портрет, такая четкость, как на экране телевизора. Действительно после приема твоего ППХ ты превращаешься в другого человека. Непостижимо.

Софи, что с ним? — заволновался Уильямс, увидя рас­простертого на ложе доктора.

— Сама не пойму. Говорит, что плохо с сердцем.