Космические прогулки

У нас нету уже сил сопротивляться. Больше половины защитников крепости погибло.

«Так это же сам Папа», — догадался Балтасар.

— Ничего не поделаешь, — вздохнул старик. — Придет­ся сдать город.

— А что делать с этим? — спросил один из монахов, указывая на Коссу.

— Повесить его! — старик поднялся и хотел было уда­литься.

— Постойте, Святой Отец, — обратился к нему Балта­сар.

— Ну, что Вы еще хотите? — остановился Его Святей­шество. — Убили столько людей, так умейте же умереть достойно.

— Я могу, если позволите, спасти крепость и Вас, — Kocca склонился в поклоне.

— Нельзя вымаливать себе жизнь столь недостойными способами, как ложь и лицемерие, сын мой.

— Я говорю правду! — гордо отозвался Балтасар.

— Как же ты сделаешь это, сын мой?

— Освободите меня и передайте командование обороной крепости в мои руки.

— А если ты сбежишь?

— Зачем? Меня тогда повесят те, другие.

— Резонно, — согласился Тиина. — Что ты хочешь, если сумеешь действительно отбить нападающих?

— Только одного — служить Вам, Ваше Святейшество.

— А твои прегрешения?

— Покаюсь и всю оставшуюся жизнь посвящу только Богу.

— Согласен! Освободите его! — сказал Папа. — Но глаз не спускайте. Пускай покомандует обороной замка.

Через полчаса сколоченный из остатков обороняющихся отряд Коссы сделал первую вылазку, отбив у врага две катапульты. Еще через три часа нападающие отступили, точнее позорно бежали.

— Дьявол! Дьявол! Это Косса! Сам Косса! — в ужасе кричали они, указывая на носившегося на коне человека в лохмотьях, разящего мечом направо и налево, срубая голо­вы врагов как кочаны обыкновенной капусты.

— Ты хочешь покаяться во всех грехах и стать священно­служителем? — Папа Урбан VI строго смотрел в глаза че­ловека, по существу спасшего ему не только жизнь, но и папский престол.

— Да, — твердо ответил Косса.

— Хорошо. Ты будешь вести следствие по делу моих врагов.

Балтасар Косса оказался столь умелым палачом, что, быстро завоевав доверие Урбана VI, стал архидиаконом, а потом епископом.

Имя Коссы теперь вызывало ужас у всех прихожан. Возглавляемая им «святая» инквизиция добивалась любых признаний.