Космические прогулки

В который раз с тех пор, как он выпил Напиток Вечности, смерть отступила. В невероятном броске, лихо изогнувшись, соскользнув с крутой спины водяного вала, лодка рванулась к берегу и, протаранив днищем песок, за­мерла, разбросав по сторонам тела держащихся за ее края пассажиров.

Более двенадцати часов подряд проспали утомленные, в разодранной одежде, два валявшихся на песке человека. Балтасар и его спутник Гуиндо — единственные оставшие­ся в живых из экипажа затонувших кораблей пиратского «адмирала» Коссы.

Восходившее солнце позолотило мрачные отроги дале­ких гор. Косса, не открывая глаз, каким-то особым чувст­вом ощутил, как первые ласковые лучи скользнули по мок­рому, перечеркнутому глубокими морщинами лбу. И мысли, тяжелые, грубо ворочающиеся жернова невеселых мыслей, заковали его сознание в глухие, непроницаемые колодки.

Его странствия, купленная ложью и обманом, никому, даже ему самому не нужная вечная жизнь. Этот безумный круговорот событий Истории, захвативший его в свое непре­рывно вращающееся Колесо. Все, все исчезает, улетучи­вается, но никогда, никогда не избавиться от той мрачной жестокой силы, которая властвует над тобой, и в любую секунду, мгновение может превратить тебя в ничтожество, отвратительное, липкое, что-то мучительно знакомое, но не узнаваемое вещество, часто именуемое обыкновенным пра­хом и тленом. Зачем, зачем ему было это нужно? Для чего он ввязался в постоянную гонку преследования со Време­нем, Смертью, Будущим, Прошлым и Настоящим…

Усилием воли Косса стряхнул набросившиеся на него чудовищные наваждения. Решительно вскочил на ноги, толкнув ногой неподвижно лежавшее рядом тело товарища и рявкнул:

— Ну ты, мешок с дерьмом, поднимайся! Солнце встало, а ты разлегся на песке как куль соломы. Двигаемся…

Гуиндо, разлепив веки, увидел разбушевавшегося вожа­ка, хотел было постонать, что ему хочется еще поспать, что ого тело болит, но, получив очередной пинок пониже спи­ны, поднялся и прихрамывая поплелся за хозяином.

— Неужели не слышишь звуки боевых труб? — обер­нулся к нему Косса. — Хочешь оставить меня без очеред­ной драки?