Космические прогулки

Каждый из морских «братьев» Коссы уже мог безбедно существовать до конца своих дней. Однако человек жаден. Ему всегда мало. Никого, никого не нашлось среди семисот головорезов Коссы, кому пришла бы в голову шальная мысль — бросить все и вернуться к праведной жизни. Не­мудрено, что после четырех лет скитаний стервятники Вал­тасара настолько напились людской крови, что не могли да­же думать о другой жизни.

Пираты Коссы резали на куски, кромсали человеческую плоть, врывались на корабли, выламывали двери и окна домов, жадно хватая любую добычу, будь то монета, жем­чужина или понравившаяся одежда. Упаси Боже оказать им малейшее сопротивление. Виновного постигало такое жестокое наказание, что даже у случайно уцелевшего чело­века, видевшего все собственными глазами, волосы от ужа­са вставали дыбом и изо рта вместо слов вырывалось не­членораздельное мычание.

У каждого пирата на берегу было свое потаенное место, куда горой складывалось награбленное — наполненные зо­лотом, серебром, драгоценностями, шелком, парчой сунду­ки, корзины. Все сваливалось в кучу. Не оставалось време­ни даже пересчитать или взвесить хоть часть награбленных сокровищ.

Однажды тяжело нагруженный флот «адмирала» Коссы возвращался после очередного набега на городок, находив­шийся на африканском побережье. Балтасар, удовлетворив свою похоть четырьмя еще валявшимися на полу его каю­ты девушками, блаженно потирал грудь, расхаживая по ка­питанскому мостику, заметил вдалеке сероватое облачко. Оно показалось ему каким-то странным. Косса почувство­вал, что тревога медленно, словно выслеживающая свою жертву гадюка, стала заползать в душу.

— Свистать всех наверх — внезапно заревел он. — Уб­рать гроты, брамсели, кливера! Скорее, пошевеливайтесь, дармоеды!

Ветер засвистел, завыл, лихо закрутил, стал рвать в клочья остатки неубранных парусов. Еще мгновение, и море повею показало свой бешеный норов. Никогда за всю исто­рию своих плаваний ни Валтасар, ни его матросы не видели столь дикого и яростного шторма.

Косса стоял, изо всех сил вцепившись в металлические поручни.