Космические прогулки

Помчавшись к центру города, увидел несшийся прямо на меня автомобиль с почему-то включенными фарами. Резко крутанув руль в сторону, почувствовал сильнейший удар, услышал жуткие звуки скрежета ломающегося металла.

Чер&з какое-то мгновение я словно пронесся сквозь тем­ный, закрученный ствол тоннеля и меня внезапно ослепило ярчайшее пятно света. Мне показалось, что я лечу, точнее парю над землей, футах в 10, может 15 над своим автомо­билем, над дорогой. Я увидел собственное искалеченное те­ло с проломанным черепом и совершенно изуродованным лицом. Никогда бы не подумал, что так можно выглядеть. Туловище, ноги были смяты, перекручены, кости раздробле­ны на мелкие части и вокруг кровь, масса следов крови. Мне не было больно, но очень страшно смотреть на свое искореженное тело. Я увидел бегущих людей. Услышал зву­ки сирены полицейской машины. Неожиданно подъехала еще машина, из нее вышел высокий, худой человек, седова­тый, с небольшой щеточкой покрытых серебристым инеем усов под прямым с глубоко-вырезанными ноздрями носом, с печальными серыми глазами. (Это был портрет доктора Хаттерса). Он нагнулся подобрал с дороги кусочек вещест­ва от моего мозга и, спрятав в пакет, быстро уехал. Я хотел остановить его, крикнуть:

— Не трогай. Это мое. Это мой мозг. Он мне еще при­годится, — но не смог произнести ни слова. Правда, меня уже ничего не пугало. Я, наконец, понял, что умер, что больше никогда не вернусь в этот искалеченный обрубок, который остался от моего совсем недавно крепкого и здо­рового тела. Стало легко и свободно. Какое счастье, что мне больше не придется в него забираться.

Я опустился ниже. Мимо проходили люди, много поли­цейских, но они, не замечая, проходили как бы сквозь меня.

— Почему так происходит, — удивлялся я. — Разве так может быть?

В этот момент услышал прекрасную музыку и вознесся выше. Меня окружил лучезарный блестящий свет.

Свободно, как птица, я парил среди белоснежных обла­ков. Одно из них растаяло и из него показалась напомина­ющая человека фигура, с длинными развевающимися по ветру волосами и скорбными, сострадающими глазами.