Космические прогулки

Непонятно недоверие, высказанное столь великому воину. Я бы хотел выслушать твои доводы.

— Великий государь, у моего Храма, нашего Храма, — поправился жрец, — есть уши, причем достаточно длин­ные и чуткие, чтобы не знать и не слышать, что делается на всех границах твоей земли. Яхенх — враг, он давно наме­ревается завладеть престолом и сесть на трон твоих пред­ков.

— Не верю, он с детства предан нашему роду. Я помню, как он нянчил меня в колыбели, — нетерпеливо возразил фараон.

— Поверь, я пекусь лишь о твоем благе, божествен­ный, — настаивал жрец.

— Я хочу, чтобы Яхенх возглавил мою армию, и он воз­главит ее, — фараон встал с кресла, давая понять, что бе­седа окончена.

Жрец, бросив на него ненавидящий взгляд, удалился, по­думав про себя:

«Жалкое ничтожество, щенок. Ты думаешь, победил ме­ня? Как бы не так. Ты еще горько пожалеешь, что не по­слушал моего совета. В Египте может быть только один хо­зяин — это Верховный жрец! Впрочем, почему бы не сов­местить эти две функции? Фараона и Верховного жреца. Л что, пожалуй, неплохая мысль! Над ней стоит подумать».

Провожая взглядом спину удалявшегося Калиона, юный фараон задумался.

— Почему он так настроен против Яхенха, почему! На­сколько я знаю, тот не совершил ничего предосудительно­го. На полях сражений он пока не проиграл ни одной бит­вы. Напротив, его великие победы значительно расширили границы государства.

Что-то коварный жрец замыслил, но что? Зачем? Армия боготворит Яхенха. Смена главнокомандующего может при­вести к недовольству солдат…

В последнее время советы Калиона резко расходятся с «то попытками проводить самостоятельную политику. По­жалуй, следует помыслить, кем бы заменить зазнавшегося жреца, до сих пор считающего его слабосильным мальчи­ком, а не правителем огромной страны.

— Позовите мне принцессу, — фараон вызвал доверен­ного слугу.

Анамон любил и доверял только одному человеку — своей единственной и любимой сестре Тиите.

Услышав за спиной трепетные шаги и ощутив тонкий, благоухающий аромат, юноша почувствовал, как нежные девичьи ладони ласково обняли его плечи.