Космические прогулки

Преодолев еще несколько рек и приняв под свою руку чуть ли не половину Индии, Македонский был вынужден повернуть назад.

Армия Александра устала. С чем не могли справиться полчища врагов, добили жара, проливные дожди и непрохо­димые джунгли…

Солдаты считали, что взятой ими военной добычи и тро­феев вполне достаточно. Пора возвращаться! Македонский рвался вперед, тем более пыл полководца подгонял срок предсказанной смерти, однако был вынужден уступить и повернул армию назад, впервые в жизни не достигнув по­ставленной цели. Хотя за свои тридцать два года сделал больше, чем кто-либо из живущих ранее на Земле. Импе­рия, созданная Македонским, практически не имела границ.

Едва Александр вернулся в столицу распятой у своих ног громадной державы, его одолели приступы лихорадки. Болезнь джунглей быстро подтачивала силы полководца. Когда он понял, что умирает, он приказал доставить к нему Калиоса.

— Похоже, ты оказался прав, грек. Я чувствую, что мне осталось жить не больше трех дней.

— Меньше. Ты умрешь завтра.

— Ты уверен?

— Да.

— Откройся мне хотя бы перед смертью. Я вижу, ты че­ловек другого мира, не нашего. Меня не обманешь. Кто же ты?

Пожалуй, впервые в жизни Калиоссо почувствовал со­страдание к умирающему. Раньше он такого чувства не ис­пытывал никогда.

— Хорошо. Я скажу. Но сначала прикажи, чтобы меня отпустили, иначе твои сатрапы умертвят меня, прежде чем закроются твои глаза.

Александр слабым голосом подозвал Неарха.

— Отпусти грека и щедро награди его. Сделай это, как только он выйдет из моей опочивальни. А сам ступай. Ос­тавь нас одних. Теперь говори!

— Я действительно из другого мира. Я человек из Бу­дущего.

Македонский недоверчиво покачал головой.

— Трудно поверить, однако продолжай.

— Ты действительно Велик. Даже тысячи лет спустя после смерти человечество будет помнить твое имя и никог­да не забудет. О тебе будут рассказывать легенды, петь песни, слагать стихи. Имя твое никогда не затеряется в ве­ках. Видишь, как точно я предсказал твою смерть, не было ничего проще. Дата рождения и смерти Александра Маке­донского известны любому ученику, делающему свои пер­вые шаги в изучении истории нашей планеты.