Космические прогулки

— Я умру от раны?

— Нет, в этот раз Вы выживете.

— Так, — задумался Македонский, и, хлопнув в ладо­ши, вызвал телохранителей.

— Развяжите грека. Держите в шатре рядом со мной. Выполняйте все его приказы. Он должен находиться около меня до самой моей смерти. Ровно через двенадцать меся­цев отрубите ему голову, но только после моего приказа…

Все слышал, Калиос? Ступай, но горе тебе, если солгал мне.

Через два дня войска Великого Александра окружили небольшую крепость на краю большой пустыни Тар. Осаж­денные сопротивлялись отчаянно. Вождь сам возглавил одну из штурмовых колонн и ворвался внутрь крепости. На на­падавших обрушилась туча стрел. Одна из них вонзилась в грудь Македонского. В отместку разъяренные воины выре­зали все население города до одного человека, не пощадив ни женщин, ни детей.

Когда раненого царя проносили мимо шатра Калиоса, Александр жестом велел остановиться.

Грек вышел и низко поклонился.

— Ты оказался прав, — прошептали побелевшие от бо­ли губы Великого Победителя. — Если я не умру от этой раны — будешь моим советником.

Македонский в этот раз действительно выжил. Застряв­шее в легком древко стрелы лекари вытащили. Грудь туго перебинтовали. Царь долго болел. Рана мучительно ныла и колола. Однако железное здоровье Македонского в очеред­ной раз преодолело хворь.

Александр снова двинул свою армию на восток.

В одном из сражений индийский раджа выставил против войск Македонского несколько десятков боевых слонов. Вначале индийским воинам удалось потеснить стройные фа­ланги Великого. Прижатая к реке часть солдат не выдер­жала и бросилась отступать, пытаясь вплавь добраться до противоположного берега.

Тогда сам царь, возглавив свою старую непобедимую гвардию, отважно бросился на закованных в броню огром­ных чудовищ. Македонцы, идя б атаку, так яростно и от­чаянно вопили, подрезая копьями сухожилия толстых ство­лов слоновьих ног, что вооруженные бивнями и хоботами гиганты обратились в бегство. Причем животные смяли и затоптали свои же войска. Индийцы бежали. Грозные сло­ны оказались бессильными перед гением и волей Великого Завоевателя.