Космические прогулки

В ожесточенной рукопашной схватке сошлись два вой­ска. Они сцепились намертво, как два скорпиона в борьбе за обладание самкой. Массы людей, поражая друг друга копьями и мечами, сражались неистово. Рубили, кололи друг друга молча, лишь изредка с губ умирающего или ранено­го воина срывался стон или проклятье.

Залитая кровью земля уже не могла впитать в себя алые, струящиеся из-под поверженных тел ручейки, стремящиеся превратиться, слиться в один мощный непрерывный поток…

— Скажи им, чтобы раненых добивали на месте. Это приказ короля, — шепнул Калиоссо стоявший рядом с ним главнокомандующий. — Заодно покажешь, как умеешь драться и действительно ли тебя не могут поразить удары меча, как ты мне рассказывал.

Последних слов побежавший отдавать приказание Кали­оссо уже не слышал. (Откуда Сакарантасу было знать, что под туникой Япумо прямо на голое тело была надета ско­ванная из тончайших металлических нитей кольчуга — по­дарок Жреца, уже не раз спасавшая жизнь Калиоссо во время его уже двухвековых скитаний по просторам Древне­го Египта).

Между тем враги атаковали с яростной, неумолимой си­лой. Резня становилась все ужаснее. Под напором против­ника дрогнула и стала чуть подаваться назад цепь воинов Сакарантаса, однако вскоре произошел перелом, и старые опытные гвардейцы вновь перехватили инициативу.

Лязг скрещивающихся в поединке мечей и скрежет ло­мающихся о щиты копий застыл в воздухе сплошным непрекращающимся гулом. Сталь кромсала на части, резала, ко­лола человеческую плоть. Гора трупов росла на глазах.

Приказ Сакарантаса был выполнен. Раненых добивали на глазах у нападавших. Те, в свою очередь, свирепели от вида алых, брызжущих по сторонам фонтанов, уже не владея собой, неистово рубили и своих и чужих. Все смеша­лось в этой жестокой кровавой мясорубке.

В планы Калиоссо особенно не входило принимать учас­тие в битве. Мало ли что могло произойти. Сеча была жут­кая. Такого жестокого боя ему еще не приходилось видеть, по крайней мере, за два столетия, что он протаскался по изрядно опротивевшим пустыням так называемой «колыбе­ли человеческих цивилизаций».