Космические прогулки

Всю жизнь жить трусом или один раз умереть героем? Раз­ве можно покрыть свое имя позором, чтобы твои дети, дети твоих детей плевались, упоминая твое имя, передавая из уст в уста, как ты жалким шакалом бежал с поля боя? Не верю, не верю, что среди вас найдется хотя бы один трус и предатель! Я поведу вас за собой! Я умру вместе с вами, и если я сделаю хоть один шаг назад, каждый имеет право пронзить мое сердце. Вот оно! Здесь! Слышите, как оно бьется! Я снимаю кольчугу и бросаю ее к вашим ногам, чтобы легче было поразить меня вашим кинжалом. А врагов я не боюсь! Они слишком ничтожны, чтобы не отступить перед старым Сакарантасом и его мужественными, прошед­шими огонь и воду, друзьями. Я зову вас вперед, и Слава, вечная Слава ждет нас за этими горами. Народ никогда не забудет ваши имена.

Главнокомандующий замолчал. Внезапно во всеобщей тишине вначале тихо, потом все сильнее разрастаясь, по­добно реву начинающегося морского прибоя, по стройным рядам готовых на смерть воинов пронесся частый стук ко­пий о щиты. Шум нарастал, ширился, превращаясь в стре­мительный обвал мерных, заполняющих пространство, устремившихся к свинцовому небу, тяжелых непрекращающихся звуков… Идущие на смерть приветствовали своего вождя.

Сакарантас поднял руку. Ревущие, разрывающие душу и мозг мерные удары мгновенно прекратились. Все смолкло.

— Теперь займем свое место там, у теснины, и не про­пустим противника. Пусть преградой будут сотни трупов, которые найдут свою смерть под ударами ваших доблест­ных копий! Помните, что среди нас белый, спустившийся с Луны, воин Калиоссо, его имя, стойкость и мужество всегда приносили нам удачу!..

Воинов, готовых к битве, осветил первый луч восходяще­го солнца. Он трепетно пробежал по нахмуренным, угрюмо насупившимся лицам, спокойно ожидавшим приговора судьбы.

Ни тени сомнения, тем более страха, не отразилось в их глазах. Они знали, что идут, и были готовы. Смерть ни­когда не страшна, если рядом — плечо друга, его щит, его копье, его сила и мужество.

Когда багровый диск вынырнул из-за горизонта, вражес­кие полчища обрушились на гвардейцев Сакарантаса, пре­градивших им путь, заняв удобное место меж двух горба­тившихся утесов, покрытых густо-зеленой щетиной кипари­совых деревьев.