Космические прогулки

Гигантские подпирающие крышу Храма столбы опоясы­вали здание со всех сторон. На фронтоне красовались ас­пидно-черные быки с крыльями по бокам. К изукрашенным золоченой резьбой воротам вела беломраморная лестница с высокими ступенями. Ее охраняли два сфинкса со сверка­ющими алмазами глаз. Едва Калиоссо поднялся на первую ступеньку, его окружила толпа странно одетых, в основном в живописные лохмотья, с распущенными волосами, дико визжащих женщин. Большинство из них казались старуха­ми, правда, кое-где среди искаженных злобою лиц мелькали помоложе, но также перекошенные от ненависти. Позади теснилось несколько вооруженных копьями темнокожих мужчин.

— Смотрите, дьявол, белый дьявол! — завопила одна из старух и заметалась вокруг пришельца в диком танце, вращаясь как юла. Вслед за ней пустились в странный пляс остальные.

Ужасные вопли сотрясали воздух. Фурии, возбуждаясь, довели себя до состояния экстаза. Из распахнутых в звери­ном оскале челюстей клочьями хлестала слюна. Глаза вы­катились из орбит…

— Он враг!

— Отравитель!

— Он покушается на жизнь нашего Великого Жреца Хи­тона.

— Смерть ему, смерть! — слышались возгласы.

(Калиоссо достаточно владел древнеегипетским, чтобы по­нять беснующихся старух).

— Остановитесь! — раздался громоподобный возглас.

На верхней ступени в белом одеянии показалась вели­чественная фигура старца с красивым посохом, вокруг ко­торого обвивались гибкие тела крупных, покрытых блестя­щей изумрудной чешуей двухголовых змей. Они обе, спле­таясь в медленном танце, покачиваясь, свирепо шипели, раскрыв четыре пасти с кривыми зубами, с высунутыми сте­бельками раздвоенных языков, поблескивая холодным взглядом ярко-красных глаз.

— Кто ты, чужеземец? — приблизился к Яцумо старец.

— Я лекарь.

— Откуда родом?

— С берегов Евфрата, — ничего другого Калиоссо при­думать не мог.

— Ты лжешь, пришелец.

— Нет, я говорю правду, — сердце Яцумо обожгло холодом, он достаточно хорошо представлял, насколько тра­гично могла кончиться такая встреча.

В это мгновение к краю округлой луны приблизилась сначала тусклая, а затем все больше и больше густеющая тень.