Космические прогулки

Так, теперь расставь ноги, и пошире, пошире говорю, кретин. Тебе же лучше будет. Нагнись. Руками упрись в пол. Не можешь? Живот мешает? Ладно, тогда подойди к решетке и обними ее. Во, молоток! Сообра­жаешь!

Почувствовав, что Харз засовывает ему сзади что-то огромное, твердое, похожее на полено, Ральф отчаянно за­визжал, но, получив по затылку мощную затрещину, от ко­торой чуть не оторвалась голова, замолк и, скрипя зубами, терпел, пока, разрывая прямую кишку и ломая кости, в не­го проникает посторонний предмет. На пол часто-часто за­капали алые капли крови. Мернер застонал и, заревев, как раненый зверь, потерял сознание.

Очнулся. Было темно. Почувствовал, что лежит в мокрой луже. Попробовал пальцами. Почувствовал липкое. Лизнул. Оказалось — кровь.

В камере никого не было. Внутри живота все горело й саднило. Встав на четвереньки, Ральф попытался припод­няться и тронул решетку. Неожиданно она легко отошла в сторону. Репортер, собрав силы, привстал и, кое-как при­храмывая на обе ноги, держась двумя руками за место по­ниже спины, двинулся к выходу.

В коридоре было достаточно светло. Добравшись до уснувшего охранника, Ральф шепнул ему на ухо:

— Срочно попросите сюда Старшего инспектора Космо­пола Эндрю Клейна.

— Ты чего, ошалел?

— Я говорю вполне серьезно. Если Вы сейчас это не сделаете, Вы не только лишитесь работы, но и получите срок за невыполнение служебных обязанностей.

— Ладно, ладно, — заворчал надсмотрщик. — А кто это тебя так отделал? Сосед, что ли?

— Какая разница. Зовите инспектора и немедленно, — начальственно заорал начинавший приходить в себя репор­тер.

Спустя двадцать минут Мернер стоял перед Старшим инспектором.

— Вы уверены, что это Харз?

— Абсолютно. Его запах не сравнить ни с каким другим. Это ведь я помог Гартману отыскать Харза по запаху.

— Знаю, знаю. Отчего же отказались помогать Лопесу?

— Думал пересидеть. Слишком ужасен этот Харз. Жал­ко было расставаться с жизнью.

— А сейчас нет?

— Теперь мне все равно. Этот ублюдок изувечил меня. Сомневаюсь, что теперь я смогу пользоваться собственным стулом, если только мне не заменят прямую кишку и не зашьют зад.