Космические прогулки

— Я же не могу, у меня руки скованы, — жалобно проблеял Мернер, протягивая вздувшиеся фиолетово-черные кисти рук.

— Ах ты, мой бедный, перестарались ребята, слегка лап­ки перетянули. Ну ничего, мы их пока снимем, но, боюсь, в следующий раз придется натягивать наручники на локоточки. Кисти-то отсохнут.

— Передайте Лопесу, что я согласен, на все согласен, — заорал Мернер.

— Поздно, дорогой, поздно. Главный инспектор Космопола срочно вылетел на Андромеду, там обнаружены следы Харза, так что информация дойдет до него не раньше, чем через двенадцать часов, да двенадцать — обратно. Вот те­бе сутки. Как раз столько он приказал тебя продержать в нашем великолепном учреждении, — в разговор вступил только что вошедший черноволосый молодой человек без го­ловного убора, но в мундире с нашивками Старшего инспектора космопола. — Помогите ему раздеться и — в каме­ру. Распорядитесь, чтобы завтра утром его отправили в Космопорт. Я там буду его ждать. Учтите, что он Лопесу нужен живым. Однако проучить мальчика стоит. В следую­щий раз будет сговорчивее, — и, обратившись к Ральфу, добавил: — Вот так, репортер. Если захочешь придать де­ло огласке через электронную прессу, могу представиться — Эндрю Клейн, новый помощник Главного инспектора Кос­мопола.

Мернер расстегнул и приспустил брюки, от них понесло стойким запахом. Ральф покраснел.

— От страха наделал в штаны? — вежливо осведоми­лась лакроробка. Ничего, походишь в мокрых. — Отведи-ка его, Рил, — обратилась полицейская роботесса к одетому в гражданскую одежду, но в форменной фуражке Интерпо­ла здоровенному верзиле.

— Будет исполнено, — прорычал тот и, схватив Ральфа за ворот, потянул за собой.

Освобожденный от наручников, прихрамывая на одну ногу, — левый башмак соскользнул с ноги, — репортер, проклиная судьбу, тащился за провожатым.

Пока они проходили по коридору с зарешеченными сте­нами, из камер неслись крики, ругательства, каждый считал своим долгом ухватить Ральфа за край одежды, поцара­пать, один даже умудрился пустить в него пахучую струю мочи, добавив малую толику своих испражнений в и без того насквозь мокрые брюки Мернера.