Космические прогулки

Начинаясь с нынешних Японских островов, он со­единялся с западными берегами Северной Америки, охваты­вал современную Индию, Цейлон, Иран, Афганистан, Гима­лаи, Италию, Испанию, Англию, Атлантический Океан и Средиземное море, доходя до восточных берегов Южной и Северной Америки».

«Тысячелетиями люди вешают, режут, жгут, но каковы результаты? Вся Земля покрыта кладбищами! Нет места, которое не было бы покрыто человеческой или животной кровью. Земля до такой степени нечиста и опятнана, что последствием этого будет уничтожение целых континентов планеты».

Человечество должно всегда помнить, что борьба между Белой и Черной цивилизацией продолжается.

— Ты меня знаешь, Мернер? — к сидевшему за стой­кой бара репортеру подошел плечистый рослый человек.

— Конечно. Ты — Стив Лопес, назначен вместо Гартма­на Главным инспектором Космопола.

— Тогда мы быстро договоримся.

— О чем? Я больше ни в какие игры не играю. Хватит с меня Харза. Меня ведь тогда Брет втянул в ту авантю­ру, когда я топором хватил этого ублюдка по черепушке, после того как он пришил Гартмана. До сих пор помню, каким дерьмом смердило от останков его плоти, — репор­тер опорожнил очередной стакан.

— Дорогой сынок, никаких останков, как ты говоришь, плоти Харза на месте убийства Главного инспектора Кос­мопола не обнаружено.

— Вы хотите сказать, что нашли тело Брета и больше… никаких гвоздей?

— Вот именно, дорогуша, вот именно.

— Но я-то видел, как он превратился в липкий вонючий студень, или еще какую-то дрянь в этом роде.

Несмотря на явный «перебор», в голове Ральфа стало проясняться.

— Выходит, Вы меня можете обвинить в убийстве Гарт­мана, после чего отправить на Иринсу, чтобы я подох на ее рудниках.

— Разумеется, а как же иначе?

— Неужели в Вашем Космополе собрались одни олухи? Повторяю, Гартмана шлепнул Харз вылетевшей из локтя молнией. Я сам, собственными глазами видел это. Я же все, абсолютно все изложил в своем рапорте, а теперь законно пропиваю заработанные денежки.

— Послушай, дружище, расскажи про это своей ба­бушке.

— Стив, не считай меня кретином.