Космические прогулки

Спрятавшись за люстрой, уви­дела, как в комнату вбежал молодой мужчина, с короткой аккуратно подстриженной бородкой, в белом халате. Он нагнулся над моим телом и стал делать искусственное ды­хание, рот в рот. Я чувствовала, как напрягаются его лег­кие, как он пытается вдохнуть жизнь в мое оцепенелое, одеревеневшее тело.

В комнату привезли большой прибор на колесиках. Включили в сеть. К груди приложили электроды. Удар то­ка! Какой болезненный! Зачем они это делают?.. Массиру­ют! Они стали массировать мою грудь. Мне же больно! Как же трещат и скрипят мои кости.

— Будем делать открытый массаж сердца. Везите ее в операционную. — Проговорил чей-то грубый голос. Я уви­дела, что к моей кровати подбежал другой врач. Хорошо запомнила его лицо. Такое продолговатое, с выпирающими скулами, узкими щелочками глаз и коротким седым ежиком волос на макушке. — Наверное японец, устало подума­ла я. Мое тело переложили на носилки и внесли в другую комнату. Это была явно операционная. Зарябило от мно­жества различных блестящих металлических предметов. Под потолком сияли лампы дневного света.

«Японец» надо мной наклонился и резким движением скальпеля вскрыл грудину. Что он делает? Оставьте ме­ня в покое, — хотела закричать я, но губы не шевельнулись.

Мне же больно! Ужасно больно! Я пыталась оттолкнуть его руку, но не смогла. Чувствую, что моя ладонь прикос­нулась к его локтю, но как бы прошла сквозь него.

Сердце! Я увидела свое сердце! Этот красный, напол­ненный кровеносными сосудами комочек неподвижно поко­ился в левой половине разверстой груди.

Он схватил мое сердце руками и стал массировать. К че­му все это? Ведь мне стало так хорошо и свободно! Как славно парить под потолком и ощущать приятный исходя­щий сверху, со всех сторон свет… Он окружил меня, окутав чудесным, восхитительным туманом. Вдруг я увидел свою давно умершую бабушку, которая нянчила меня в детстве, она счастливо улыбалась и махала мне рукой. За­тем появилась погибшая в авиакатастрофе мать, мои давно умершие и уже забытые друзья, знакомые.