Космические прогулки

— Это уже серьезно, — решил Чак.

Снежило всю ночь. Машину Ратнера то и дело заносило по обледеневшей дороге. За последние три часа пути ему навстречу попался лишь один, такой же, как его, одинокий автомобиль.

— У меня жена при смерти, а его какого дьявола понес­ло в такую погоду? — мелькнуло в голове Чака, машиналь­но протеревшего перчаткой слегка запотевшее лобовое стек­ло, хотя щетки отчаянно мотались из стороны в сторону, счищая целые сугробы налипающего снега. Внезапно мотор заглох.

— Этого еще не хватало, — Чак выбрался из машины, и вокруг него вихрем закружились тугие струи колючей

поземки.

Еще не открыв капот, Ратнер понял, что дело не в дви­гателе. Им овладело непонятное ощущение тревоги и явно­го чувства страха. Оглядевшись по сторонам, Чак увидел лишь торчавший у дороги холм, с вершины которого поры­вами ветра сгоняло иззябшие колючки кустарника. Угрю­мое, низко нависшее небо давило на голову, старалось за­ставить прижаться к снегу или прислониться к одинокому, будто выкованному из металла, черному дереву, разбрасавшему по сторонам когтистые лапы ветвей.

Ему показалось, что в ноющих, тоскливо завывающих звуках метели появились какие-то новые, похожие на жуж­жание, нотки. Он задрал голову вверх. Как на воздушном параде, выстроившись цепочкой, со сравнительно небольшой скоростью, подмигивая ярко-красными огнями, к нему при­ближалось шесть «летающих тарелок». Надо сказать, что на фоне одинокого холма и дерева свастикообразные кон­туры НЛО с пульсирующими бортовыми прожекторами смотрелись далеко не безопасно. Во всяком случае, зрели­ще ничего хорошего не предвещало, тем более, что три из них, злобно уставив на Чака уже не подмаргивающие алые огни, двинулись прямо на него. Остановились, зависнув мет­рах в десяти, не более.

Одна «тарелка» как по команде перекрыла дорогу и ос­тановилась прямо перед автомобилем на высоте двух-трех метров, круто развернувшись бортом, показав блеснувшие белым светом круглые окна иллюминаторов. Огни погасли.

— Никак, эти парни собираются высадить десант, — подумал Чак.