Космические прогулки

— Когда кончится этот чертов подъем, — уныло бормо­тал Крис, то и дело хватаясь за толстые, выпирающие из земли корневища стволов. — Мы здесь не подохнем, Чак?

— Нет, если ты перестанешь мычать. Мне же не легче.

Солнце уже подбиралось к зениту. Верхушки застояв­шихся деревьев застыли в полуденной дреме. Неожиданно друзья вышли на протоптанную кем-то тропинку.

— Очевидно, папаша Джо нас слегка надул, уверяя, что в эти места более ста лет не ступала нога человека, — хмыкнул Чак, вглядываясь во вдавленные каблуками сапог, вполне явственные следы.

— Обалдеть можно! Столько потратить времени, чтобы проверить бред подыхающего индейца, да и выложить чис­тенькими 500 баксов за его похороны.

— Не унывай, Крис, еще не все потеряно. Давай добе­ремся до вершины. Вдруг зря проклинаем старика.

— Держи карман шире!

— Кончай ныгь. Подставь-ка лучше плечо, иначе мне не забраться на этот уступ.

— Сынок, ты только погляди вверх. Там, вместо тропы, какая-то зазубренная пила.

— Ты скоро? У меня уже все поджилки трясутся от на­пряжения. Сколько в тебе веса? Небось с полтысячи фунтов.

— Скажешь тоже, да не вой под руку. И так держаться не за что. — Под ногой Чака качнулся камень. Сердце ек­нуло и ушло в пятки… «Грохнуться с такой высоты вниз явно удовольствие не из лучших», — подумал он и кончи­ками пальцев впился в скалу, прилепившись к ней, как гу­сеница к листу.

Усталость навалилась на них с такой силой, что не чув­ствуя под собой ног, оба, на одной воле сумев-таки добрать­ся до вершины и разбросав по сторонам руки, долго лежа­ли навзничь, судорожно вдыхая огромные порции воздуха …

Приподняв голову, Чак глянул вниз и обомлел. На том самом месте, где на карте индейца Джо был поставлен крестик, где находилось, как уже оба считали, их золото — спрятанные сокровища племени сиу, шумел чей-то лагерь.

Весело вились струйки дыма. Белели палатки. Слышался гомон птиц и звуки человеческой речи.

Не прошло и двух часов, как незадачливые охотники за сокровищами, поддерживая друг друга, стояли перед высо­ким, крепким человеком с ослепительной улыбкой и курча­вой рыжей бородой.