Космические прогулки

Между ним и больным возникала какая-то прочная, Неразрывная связь. Открывались новые, иные формы ощущений, причем отчет­ливых, ясных, надолго врезающихся в память. Его глаза становились глазами пациента, его сознание — сознанием больного. Стоило ввести себе в кровь состав с клетками ис­пытуемого, как он начинал уже жить его чувствами, па­мятью, ощущать боль, прикосновения, в общем по существу он превращался в того самого больного, клетки мозга в со­ставе ППХ которого блуждали по кровеносным сосудам его тела.

Сравнивая потом свои впечатления с ощущениями паци­ента, Хаттерс убеждался в их абсолютной идентичности.

Теперь можно было решиться на главный эксперимент. Ввести себе в кровь ППХ с элементами клеток уже умерше­го пациента доктор позволил своему старому другу патоло­гоанатому Питу Лесли.

— Пит, ты? — тоненьким голоском проблеял Хаттерс.

— Да, я! Кто говорит?

— Английская королева!

— Энди, опять принимаешься за свои глупые шутки.

— Просто у меня сегодня хорошее настроение.

— С чего бы? Насколько я знаю, последнее время ты был «не в себе».

— Сейчас в норме! Решил одну маленькую задачку, те­перь нужна твоя помощь.

— Чем могу быть полезен? У меня, кроме моих «люби­мых» «жмуриков», ничего нет.

— Вот как раз они мне и нужны.

— Тебе что, понадобились трупы?

— Нет, пока только один, но самый свеженький.

— Ты, что, парень, свихнулся? Насмотрелся Хичкока, или современных триллеров.

— Нет, я в своем уме, но когда ты будешь собираться делать очередное вскрытие мертвого человека, то я должен присутствовать и после трепанации черепа мне надо взять маленький, совсем крошечный, на клеточном уровне соскоб с коры полушарий его головного мозга.

— Опять фантазируешь!

— Совсем немного. Ну как, согласен?

— Конечно. Разве от тебя отвяжешься. Кстати. После­завтра у меня небольшая семейная вечеринка. Приходите вместе с Софи. Передай, чтобы она захватила с собой свои очаровательные ножки.

— А может еще чего-нибудь?

— Почему бы и нет. Пускай и ее прихватит. Наверное золотая, недаром ты с ней пятый год не расстаешься.