Космические прогулки

— Всего за два года он научился говорить? — удиви­лась женщина.

— Не только! Он может такое, что тебе не снилось.

— Но как ты сумел, как его зовут, что он будет де­лать? — посыпались вопросы.

— Зови его Инь. Мне удалось заставить его мозг тру­диться на пятнадцать процентов больше, чем работает мозг обычного человека, что касается деятельности, то…

— Ошибаетесь, доктор, мой мозг загружен уже на 48,7% его мощности, — продолжил голос с кровати.

— Ты хочешь сказать…

— Да, именно.

— Ты уже научился читать чужие мысли?

— Не только. Я знаю гораздо больше. Мой интеллект значительно превосходит интеллект любого, самого гениаль­ного ученого планеты. Помогите мне встать, Хо.

— Но…

— Ладно, я сам.

Доктор и его жена увидели, как будто по мановению волшебной палочки окутывавшие тело мутанта провода, датчики заволновались, задергались и плавно полетели к своим приборам. Захваты, удерживающие конечности па­циента, разошлись по сторонам. Он приподнялся. Попытал­ся сделать шаг, но пошатнулся. Затем снова поднялся во весь свой огромный, более двух метров, рост и шагнул к зарешеченному окну.

— Куда ты? — доктор рванулся навстречу, чтобы пере­городить дорогу, однако, отброшенный невидимой силой, от­летел к стене.

— Прикажи снять с окна решетки, Хо.

— Может, рано?

— Нет. Мне нужно испытать радость свободы.

— Подожди.

— Ладно, я сам.

Доктор и Ци с недоумением смотрели, как, повинуясь взгляду мутанта, решетка на окне отвалилась и, покачива­ясь, медленно поплыла в сторону. Створки распахнулись.

Инь подошел к подоконнику, жадно вдохнул свежий, пахнущий морем воздух. Затем он поднял вверх руки. Тело оторвалось от пола и сквозь открытое окно плавно взмыло в небо, мгновенно растаяв в дымке утреннего тумана.

— Он больше не вернется? — жалобно прошептала Ци.

— Вернется, обязательно вернется, — с волнением от­ветил доктор. — Он пошел на Контакт с Внеземной Циви­лизацией.

— Откуда ты знаешь?

— Он настроил частоту колебаний моего биополя в уни­сон своему. Отныне мы соединены астрально-телепатическим каналом связи. Вот оно, последнее, недостающее звено в моей теории происхождения человека.