Галактические воины

А это нам ни к чему.

—  Может, ты и прав, друг, — ответил Фэтью, снова садясь за стол. — Я еще не успел доесть свой завтрак.

Снова полилась негромкая музыка, но ее неожиданно прервал резкий и грубый окрик одного из солдат:

—  Мне не нравится эта музыка, как не нравится и инструмент, из которого исхо­дят эти препоганейшие звуки! Звук смы­ваемого унитазного бачка, пожалуй, звучит более приятно.

Солдат поднял руку, в которой находи­лось его оружие. Из шарообразного конца дубинки-электрошокера вылетел разряд и попал точно в инструмент артиста. От ар­фы остались только мелкие кусочки. Му­зыкант с ненавистью посмотрел на солдат и чуть слышно прошептал:

—  Моя бедная арфа… Тебя уничтожи­ли эти мерзкие ничтожества! Будьте вы прокляты, Головастые!

Хоть свое проклятие музыкант произнес довольно тихо, однако его слова были ус­лышаны солдатами.

—  Что?! Что ты сказал? — заорал один из солдат, выскакивая из-за стола и с гроз­ным видом приближаясь к музыканту, ко­торый весь сжался в ожидании худшего. — Как, как ты меня назвал? — продолжал орать солдат.

Музыкант тотчас упал на колени и взмо­лился:

—  Ой, пожалуйста, сэр, не трогайте ме­ня… Я не хотел вас оскорбить…

Но солдат не слушал его, он схватил ар­тиста и приподнял над землей. Двое дру­гих солдат в восторге засмеялись.

—  Врежь ему! Проучи его за дерзкие слова! — в восторге закричали они.

—  Ты знаешь, что я сейчас с тобой сде­лаю, несчастный гитарист? — прорычал солдат, замахиваясь на бедного музыканта.

Но его остановил спокойный голос по­дошедшего к нему Зака:

—  Сэр, вам не кажется, что в этом кон­фликте вы неправы? Вам бы следовало из­виниться перед музыкантом и возместить ему деньгами за причиненный ущерб.

—  Что? — прохрипел солдат, опустив музыканта на землю и поворачиваясь к За- ку. — Это что за щенок смеет мне пере­чить?

—  Перед вами не щенок, а житель сво­бодной страны, — добавил пришедший на помощь своему другу Джейсон.

—  У вас, парни, я вижу, совсем крыша поехала, раз вы смеете перечить предста­вителю власти! И у вас, я посмотрю, очень длинные языки, но когда вы попадете на остров рабов, вы забудете об их существо­вании!