Галактические воины

Фэтью вдруг увидел необычное зрелище.

—  Тимера, твои руки светятся! — вос­кликнул он.

Принцесса тоже обратила внимание, что ее ладони засветились ярко-желтым све­том, и под их излучением раны Эроу пе­рестали кровоточить.

—  Это невозможно, — удивилась Тиме­ра. — Я не знала, что мне передалось уме­ние моей матери.

Принцесса о чем-то глубоко задумалась. Откуда-то извне в ее памяти возникло за­клинание. Повинуясь только своему разу­му, она произнесла:

—  Властью пращуров пусть твои раны заживут!

И в этот момент совершилось настоящее чудо. Раны на теле Эроу тотчас зажили, а сам повстанец через несколько секунд встал с носилок и посмотрел на окружающих аб­солютно здоровым взглядом.

—  Спасибо, ваше величество! — были его первые слова после того, как он окон­чательно пришел в себя. — Моя благодар­ность к вам будет безгранична… И я сча­стлив, что снова могу идти в бой…

—  Я тоже очень счастлива, что спасла тебя, Эроу, — смущенно прошептала Ти­мера. — Я только сделала то, что должна была сделать. Не более…

Эроу с новыми силами бросился в бой. Лазерные пушки в этот момент уже пере­стали стрелять. Всем стало понятно, что их смогли вывести из строя карлики во гла­ве с Гроли…

Гроли со своими сородичами, будучи не­замеченным, проник внутрь осаждаемой повстанцами крепости. Они прошли вдоль мрачных коридоров и спустились в подвал, где стояли мощные турбины, вырабаты­вающие энергию для лазеров.

—  Ребята, — произнес Гроли, — нам нужно каким-то образом отсоединить от трансформатора вон тот толстый кабель.

—  Нет ничего проще, — ответил один из карликов. — Отсечем топориком часть кабеля и, пока нас никто не обнаружил, унесем его отсюда подальше.

—  Это верное решение, — воскликнул Гроли. — Идем быстрее и сделаем это.

Через пять минут карлики уже спеши­ли обратно, унося с собой огромный кусок кабеля.

Обесточенные лазерные пушки замолк­ли и повстанцы снова пошли на штурм крепости.

—  Что у вас там еще? — закричал Хо­генхард, увидев, что его солдаты не стре­ляют.

—  Мы не можем стрелять! — оправды­вался один из командиров Головастых. — Нет энергии…