Галактические воины

Стремясь избежать кровопролития, ко­ролева Тимера вышла к стенам замка и громко произнесла, чтобы воины Хоген­харда могли ее услышать:

—  Солдаты, слушайте меня! Как закон­ная королева этого королевства, я требую, чтобы вы покинули крепость! Вам гаран­тируется полная свобода…

Хогенхард, услышав слова Тимераны, усмехнулся:

—  Ты всегда была дурой, Тимерана. Жаль, что тебя тогда не уничтожил. Но сейчас я это сделаю с большим удовольст­вием.

Повелитель Головастых двинулся к сво­ему рабочему кабинету, сел за пульт управ­ления и произнес в микрофон:

—  Солдаты, не слушайте бредни этой скверной женщины. Приказываю всем служ­бам приготовиться к отражению штурма.

Тимерана, поняв, что ее призыв остал­ся неуслышанным, отступила.

—  Что ж, если уговоры не действуют, — с сожалением вздохнула она, — тогда всту­пает в силу последний довод королей…

Не успела королева отойти от стен кре­пости, как из верхнего ангара в воздух вы­летели боевые самолеты Хогенхарда.

—  Атака с воздуха! — крикнула назем­ная служба наблюдения повстанцев. — Бе­регитесь!

—  Что это? — спросила Кимберли у стоящего рядом с ней Эроу.

—  Дирфлаеры — беспилотные самоле­ты-роботы. Одно из самых грозных ору­жий Хогенхарда. Эти самолеты стреляют во все, что движется. И их очень сложно сбить.

—  Что ж, сейчас посмотрим, как эти без­мозглые терминаторы справятся с челове­ческим разумом, — усмехнулась Кимберли.

Девушка коснулась морфа силы и, на­звав имя птицы птеродактиля, в одно мгно­вение преобразовалась в летающего мегазавра.

Грациозно взмахнув крыльями-руками, Кимберли-птеродактиль направилась на­встречу двум летящим навстречу дирфлаерам.

Радары беспилотных самолетов-роботов зафиксировали летящую прямо на них цель. Последовала автоматическая коман­да: «Огонь!» Двое роботов выстрелили, их самонаводящиеся по тепловому излучению ракеты вылетели из чрева самолетов, но, не найдя цели, так как Кимберли-птеродак­тиль в полете не использовала никаких двигателей, развернулись и поразили ле­тящие рядом дирфлаеры.

—  Так, начало положено, — усмехну­лась Кимберли.