Галактические воины

—  Ха-ха-ха! — снова злобно рассмея­лась колдунья. — Вы еще пожалеете о том, что пришли ко мне.

—  Да, эта старушка очень сильная кол­дунья, — произнесла Кимберли, слегка очухавшись от удара о стену.

—  Однако она не догадывается о нашей силе, — усмехнулся Билли. — Ну-ка, Ким­берли, покажи этой старой карге, на что мы способны…

—  Сейчас, только найду пояс, он слетел с меня при падении.

Колдунья Варма снова пошла в атаку, она во второй раз сверкнула глазами, и во­круг Билли и Кимберли вырос густой час­токол каменных сталагмитов.

—  Ага, попались! — снова восторжен­но рассмеялась колдунья. Теперь вам ни за что в жизни не выбраться из этой запад­ни…

Однако Варма ошиблась, морф силы уже был в руках Кимберли, а Билли, за­метив это, произнес:

—  Ну-ка, Кимберли, сотри улыбку с поганого лица этой ведьмы. Ее вид уже на­чинает действовать мне на нервы.

—  Это мигом! — усмехнулась Кимбер­ли. — От этого мы только выиграем.

Кимберли тотчас превратилась в бес­страшного саблезубого тигра-циногнатуса и резким ударом передней лапы вдребез­ги разбила каменный частокол.

—  Прекрасный удар! — восторженно воскликнул Билли. — Давай, подружка, врежь этой, обнаглевшей до крайности ста­рушке!

Однако колдунья и не думала сдаваться. В тот момент, когда Кимберли бесстраш­но бросилась на нее, старушка, показав не­обычную для ее возраста прыть, отскочи­ла в сторону и взвилась в воздух.

Теперь добраться до нее было невозможно.

—  Сейчас я покажу Варму во всей ее красе! — грозно закричала она скрипучим голосом и послала из глаз новый импульс энергии.

—  Берегись, Кимберли! — крикнул Бил­ли, увидев, что старушка выстрелила.

Кимберли было не так-то просто унич­тожить. Она снова коснулась морфа силы и преобразовалась в воина-ниндзя.

Без промедления она вытащила из но­жен меч и отбила пущенный в нее разряд, который полетел обратно и попал точно в глаза Вармы.

—  Ой-ей-ей! — запричитала колдунья, ослепнув от собственного же выстрела и, ку­выркаясь в воздухе, шлепнулась на пол. — Мои бедные глазки! — жалобно заскулила она. — Я ничего не вижу, и не смогу боль­ше быть могущественной колдуньей, как моя сестра Зебуния…