Галактические воины

А позже освободить этих бесстрашных ребят, которые пришли сюда, чтобы помочь мне. Тимера огляделась. — Для начала нужно отключить или хотя бы приостановить пе­рекачку энергии…

Девушка бросилась к пульту управления и попробовала отключить рычаг. Однако ей не удалось это сделать.

—  Наверное, он заблокирован, — сооб­разила Тимера, — в таком случае мне нуж­но срочно найти меч. Может, с его помо­щью мне удастся что-нибудь сделать. Где же мне его искать?

И тут она увидела, что из самого боль­шого камня ее ожерелья тянется голубова­тый лучик света. Попав на сверкающую грань чаши, он отразился и показал доро­гу, ведущую к кладовой, где и находился меч.

Через минуту все три символа власти — чаша, ожерелье и меч были в руках у принцессы Тимеры, дочки когда-то правив­шей этой двойной планетой королевы Тимераны.

Меч словно был сделан для того, чтобы его держала в руках эта решительная де­вушка. Она почувствовала необычный при­лив сил и бросилась обратно в камеру где все еще продолжали страдать Рэйнджеры силы.

Тимера взмахнула мечом и прорубила в камере огромное отверстие. Вся система перекачки энергии вышла из строя.

Однако предпринятые действия были не­сколько запоздалыми — трое Рэйнджеров силы — Джейсон, Зак и Трини были уже почти полностью истощены и лишены ка­кой-либо жизненной энергии. Они едва ше­велили губами, их головы безвольно мота­лись из стороны в сторону, а ноги сами собой подкашивались.

Тимера бросилась к Рэйнджерам, пыта­ясь поднять их на ноги.

—  Что же этот негодяй Хогенхард с ва­ми сделал, — сокрушалась она, — теперь вы стали безвольными людьми, не можете как следует стоять на ногах. Скоро утро, и стража должна уже вот-вот прийти сюда.

Тимере удалось вытащить двоих Рэйнджеров из камеры.

Последним был Джейсон.

—  Кто ты? — прошептал он, приот­крыв глаза, совершенно не узнавая Тимеру.

—  Я друг, и хочу помочь вам.

—  Морф, морф силы, — прошептал Джейсон, попытавшись дотянуться рукой до пояса, но силы покинули его.

—  Конечно же! — воскликнула Тимера. — У вас должно что-то быть, что превраща­ло вас в бесстрашных бойцов, без труда раскидывающих гвардейцев Хогенхарда.