Галактические воины

А ты, мой повелитель, давай побыстрей перекачивай энергию из этих чужеземцев.

Хогенхард подошел к прибору управле­ния и нажал на рычаг.

Индикатор тотчас показал, что энергии чужеземцев хватит для того, чтобы переместитель полностью зарядился.

Хогенхард от удовольствия потирал руки.

—  Их силы невероятны и очень огром­ны, — не скрывал он своего удовлетворе­ния. — Главное, не забирать у них энер­гию очень быстро, а то машина перезаря­дится, перегреется и взорвется…

Повелитель Головастых покрутил руч­ки, снизив скорость перекачки энергии из камеры в аккумуляторный блок питания. Хогенхард снова посмотрел на индикатор и покачал головой:

—  При таком темпе моя гениальная ма­шина будет заряжаться целую ночь. Что ж, нам остается только ждать…

—  Ой-ой-ой! — прервал размышления Хогенхарда окрик Зебунии.

Вождь Головастых повернулся к своей помощнице, склонившейся над чашей, и ехидно заметил:

—  У тебя какие-то проблемы, повели­тельница тьмы?

—  Да, — прошипела Зебуния, — эта ча­ша какая-то странная. Она обладает точно таким же отталкивающим действием, как и меч бывшей правительницы Валонии Тимераны…

Зебуния снова попробовала коснуться чаши, но тотчас отдернула руку, так как по­чувствовала неприятное жжение.

—  Ой-ой-ой! — снова запричитала она. — Эта чаша обладает какой-то загадочной си­лой, которую я не могу контролировать. Надо будет порыться в своих колдовских книгах.

—  Можешь не спешить, — успокоил ее Хогенхард, — к утру я вытащу всю энер­гию из этих чужеземцев. — Вождь Голо­вастых и Зебуния злобно рассмеялись. — Идем, моя помощница, начало завтрашне­го дня возвестит о кончине обнаглевших до крайности чужеземцев. После того, как они станут кроткими, как овечки, я их сотру в порошок.

Хогенхард и Зебуния, продолжая радо­ваться своим успехам, удалились из комна­ты, оставив страдать в камере откачки энер­гии беспомощных Джейсона, Зака и Трини.

В эту ночь Тимере спалось очень плохо. Она ворочалась с бока на бок, постоянно просыпалась, поправляла подушку. В ко­ротких промежутках сна у нее в сознании прокручивались все события минувшего дня.