Галактические воины

В сознании Тимеры все еще боролись два противоречивых чувст­ва — неприязнь к этим трем молодым лю­дям и чувство сострадания к ним. Тимера понимала, что совершила что-то не очень достойное: ведь она подло выстрелила про­тивникам в спину.

Девушка почувствовала, что начала терять сознание. Она оперлась о стену, и почувст­вовав себя немного получше, решила уйти отсюда, не желая смотреть на то, что сдела­ет Хогенхард с тремя молодыми людьми.

А вождь Головастых не скрывал своего удовольствия. Трое сильных духом чуже­странца беспомощно лежали на полу и те­перь были совсем не опасны. Их можно было брать голыми руками.

Хогенхард отдал новый приказ Голова­стым:

—  Солдаты, взять их, отвезти в комна­ту накопления энергии и бросить в каме­ру откачки. Я думаю, их энергии хватит, чтобы привести протонно-магнитный луч в полное действие.

Когда эти слова достигли ушей удаляю­щейся с места событий Тимеры, в ее соз­нании снова что-то прояснилось. Девушка остановилась, резко повернулась к Хогенхарду и громко воскликнула:

—  Нет, только не это! Пожалуйста, не надо их бросать в камеру откачки.

—  У тебя какие-то возражения, Тиме­ра? — Возмущенно произнес Хогенхард и подтолкнул стоящую рядом с ним Зебунию, чтобы та пустила в ход свои чары.

Зебуния не заставила себя долго ждать. Она взмахнула руками, послав на девуш­ку невидимый отрицательный импульс, и прошептала какое-то заклинание.

Брови на лице Тимеры тотчас снова на­супились и она монотонным голосом про­изнесла:

—  Нет никаких возражений, мой господин.

Через несколько минут трое Рэйнджеров силы были брошены в камеру откач­ки энергии. Явившемуся чуть позже Хогенхарду солдат доложил:

—  Босс, все сделано как Вы повелели. Однако у нас возникло одно непредвиден­ное обстоятельство.

—  Какое же? — рявкнул Хогенхард.

—  Мы решили на всякий случай поко­паться в вещах этих агентов повстанцев. У одного из них выпала какая-то сверкающая чаша, которую мы при всем желании не мо­жем поднять.

—  И где же она?

—  Да вон, лежит рядом с камерой…

—  Я займусь этой чашей, — прошепта­ла подоспевшая Зебуния, — возможно, это та чаша власти, которую мы так долго и безуспешно искали.