Галактические воины

Когда Хогенхард и Зебуния прибыли в Зону Могущественной Власти, Тимера са­ма появилась в замке вождя Головастых.

—  Тимера, где ты была? — спросил Хо­генхард.

—  Я смотрела, как мы управляем коло­нией.

Хогенхард настороженно переглянулся с Зебунией и неуверенно произнес:

—  И что же ты узнала?

—  Вы врали мне оба! — зло произнес­ла девушка. — Вы злые, жестокие и не­справедливые! Все люди Верхнего Валона ненавидят нас и, кстати, не зря…

Зебуния склонилась над ухом Хогенхар­да и чуть слышно прошептала:

—  Заговор, который был на нее нало­жен, каким-то образом ослабел. Мне кажет­ся, это связано с чужестранцами… А может быть, она догадалась о существовании ме­ча власти, который, по преданию, может вы­нести из кладовой только она.

По-моему, она достигла того возраста, когда может принимать самостоятельные решения, и ре­шила избавиться от нашей опеки. — В та­ком случае у тебя остается одно, моя доро­гая, — злобно прошипел Хогенхард. — По­стараться усилить свой заговор.

—  Будет исполнено, мой повелитель, — злорадно улыбнулась Зебуния и направи­лась к девушке, которая продолжала воз­мущенно бросать в лицо Хогенхарду свои обвинения:

—  Не знаю, как я раньше могла этого не замечать, но теперь…

—  Успокойся, моя детка! — приторно ласковым голосом оборвала речь Тимеры подошедшая Зебуния. — Я помогу тебе ра­зобраться во всем.

—  Не подходи ко мне! — закричала де­вушка, доставая из-за пазухи оружие.

Зебуния, снова прошептала приторным голоском:

—  Но ты же не способна обидеть меня, детка. Я же была тебе вместо родной ма­мы, Тимера… Качала тебя в колыбельке…

—  Я не забыла это, однако, я, я…

В глазах Тимеры вдруг потемнело, она тяжело задышала, и застыла, как вкопан­ная. Злая колдунья Зебуния заворожила ее своим слащавым голоском и тотчас на­чала шептать над ухом девушки заклина­ния:

— Маринда, бишинда, Куримба, тишь-тишь…

Ты будешь смотреть на мир по-другому, если немного поспишь!

У Тимеры тотчас закрылись глаза, и она плавно опустилась на пол, заснув глубоким сном.

—  Ну вот, — прошептала Зебуния, — теперь мои заговоры снова будут действо­вать на нее.