Галактические воины

Призмен в это время подошел к лежа­щим на полу людям и, повернувшись к сво­ему боссу, спросил:

—  Что с ними делать, великий Хоген­хард? Их сразу убить или пока что убрать в подземелье? А может, они нам еще сго­дятся на самых непосильных работах в рудниках?

Хогенхард, даже не посмотрев на началь­ника тюрьмы, рявкнул:

—  Перетащи их в соседнюю камеру, по-моему она у тебя самая сырая и мрачная во всей тюрьме.

Призмен едко усмехнулся:

—  Да, босс, это самая худшее место во всей крепости.

Там они не продержаться и трех суток.

—  А тебе, Джейсон, — обратился Хо­генхард к прикованному к стене юноше, — мы еще дадим некоторое время, чтобы ты обдумал все, что ты хочешь нам сказать… Идем отсюда, предводительница тьмы, — кивнул он Зебунии. — Призмен и солда­ты справятся с этими валяющимися на по- лу дураками, которые так опростоволоси­лись. Нам пора возвращаться в Зону Мо­гущественной Власти и посмотреть, что там делает наша воспитанница Тимера.

Тимера в этот момент находилась не в Зоне Могущественной Власти, а совсем в другом месте. После того, как она вылетела с острова Черного циклопа и полетела на планету Верхнего Валона, по дороге ре­шив залететь в Зону Свободного Труда.

На взлетно-посадочной площадке ее встретил свирепый охранник.

—  С какой целью пожаловали в Зону Свободного Труда? — резко окликнул он Тимеру. — Тут запрещено находиться по­сторонним.

—  Я командующая войск Тимера, — с достоинством произнесла девушка, — на­хожусь здесь по секретному заданию само­го Хогенхарда и попрошу тебя не препят­ствовать моему продвижению.

Узнав, что перед ним находится Тиме­ра, охранник тотчас отдал честь и заиски­вающе произнес:

—  Извините, командующая, я сразу не признал Вас-Может, я могу Вам чем-ни­будь помочь?

—  Нет! Я привыкла действовать в оди­ночестве. Я осмотрю, что происходит тут, в Зоне, и потом доложу обо всем Хогенхарду.

Головастый испугался, что командующая донесет боссу о том, что он не узнал в ли­цо высокого начальства и бухнулся перед девушкой на колени.

—  О, моя повелительница, — взмолил­ся он, — не говорите Хогенхарду о том, что я не признал поначалу Вас.