Галактические воины

—  Ха-ха-ха! Тоже мне, летчики!

Он не стал больше разворачивать свой истребитель, чтобы окончательно добить падающий аэромодуль, и направил свой ко­рабль к крепости.

—  Теперь, когда с этими неумейками по­кончено, займемся проверкой состояния тюрьмы, а также проведаем допрос захва­ченного в плен чужеземца, может он нам расскажет что-нибудь интересное.

—  Да, мой повелитель, — произнесла Зебуния, — мне тоже не терпится посмот­реть, что за чужестранец потревожил на­шу всемогущую империю!

Ни Хогенхард, ни Зебуния не обратили внимания, что сбитый ими аэромодуль приземляется на остров в полной сохран­ности.

Спасение Рэйнджеров силы и их новых друзей взяла на себя Кимберли. Как толь­ко их корабль ринулся вниз, она дотрону­лась до морфа силы и назвала имя грозной птицы птеродактиля. Кимберли тотчас пре­вратилась в огромного летающего мегазавра, подхватила в свои лапы падающий мо­дуль и плавно опустила его на берег ост­рова.

Все друзья выскочили из аэромодуля и быстро забросали песком продолжающий гореть хвост корабля.

Когда пожар был погашен, четверо Рэйнджеров, робот и двое повстанцев перевели Дух.

—  Уф! — произнес толстяк. — Я так уморился от этого путешествия, что сейчас готов быка съесть, чтобы восстановить свои силы.

—  Эй, Фэтью, нам не время тут расси­живаться! — произнес Эроу. — Нам нуж­но как можно скорее идти к замку, чтобы спасти нашего нового друга.

—  Нужно пробираться сквозь эту ча­щу? — задрожал Фэтью, показав рукой на возвышающийся темной стеной густой лес.

—  Как ни прискорбно, но это так, — вздохнул Эроу.

—  А может, нам снова наши друзья по­могут, превратятся в какую-нибудь чудес­ную птицу и перенесут нас к тюремной кре­пости?

—  Нет, Фэтью, — отозвался Зак. — Мы не можем постоянно использовать свои мор­фы силы, а только в самой критической си­туации, да и то не на долгое время.

—  Что ж, придется пробираться к тю­ремной крепости пешком, — вздохнул тол­стяк, уже начиная волноваться.

—  Ребята, — отозвался Билли, — я и Альфабет, пожалуй, останемся здесь. По-моему наш воздушный корабль еще может передвигаться, хоть и несколько потерял свою маневренность.