Галактические воины

—  Нет, друзья, вы не правы, — ответил Билли. — Это вовсе не землетрясение.

Билли взглянул на свой морф силы и, заметив, что тот светится, продолжил:

—  Похоже, что кое-кому требуется на­ша помощь, помощь Рэйнджеров силы.

Ребята тут же посмотрели на свои мор­фы силы и догадались, в чем дело: если морфы светились, значит, их вскоре долж­ны телепортировать в резиденцию Зордона, ту самую человекообразную материю, существующую между пространством и временем.

Не успело пройти и двух секунд, как Джейсон, Зак, Билли, Кимберли и Трини уже летели к Зордону. Направление и спо­соб их передвижения не мог объяснить ни один из ученых, когда-либо живших на Земле. Они мчались по законам, извест­ным разве что только самому Зордону.

Но, как известно, своих тайн он нико­гда и никому не рассказывает. Может, только своему незаменимому помощнику, многофункциональному экстерминатору, или просто роботу Альфабету, из которо­го, правда, тоже тяжело выудить какое-ни­будь слово.

Через несколько наносекунд все пятеро Рэйнджеров силы стояли перед силовым по­лем, в котором покоилась голова Зордона.

—  Я снова приветствую вас, друзья! — воскликнул он.

Рэйнджеры силы дружно поздорова­лись.

—  Что же на этот раз случилось? — спросил Билли. — Опять кому-то требует­ся помощь или на нашу Землю вновь по­кушается какой-нибудь безумец?

—  Мы его мигом поставим на место! — добавил Зак, показав свои мускулы. — С нашими морфами силы мы можем любого остановить…

Зордон выждал паузу, пока ребята не наговорятся, и произнес:

—  Конечно же, я вас вызвал для того, чтобы вы помогли воспрепятствовать наса­ждению зла. Иначе зачем бы я вас попус­ту тревожил? Однако на сей раз дела обсто­ят не столь оптимистично, как я предпола­гал. Моя сила, а значит, и сила морфов, которые находятся у вас на поясе, распро­страняется только на нашу Солнечную звездную систему, а также ближайшие га­лактики. Однако я не могу проникнуть в другие галактики Вселенной, которые спря­таны за Черными дырами. Недавно одна та­кая Черная дыра открылась, и через нее ко мне попали необычное ожерелье и сверкаю­щая чаша.