Галактические воины

Рэйнджер со­вершенно не заметил, как в камеру вошла девушка, которую он во вчерашней битве пытался пленить.

—  Береги силы, чужеземец, — произ­несла вошедшая. — Никто еще не смог вы­рваться из оков этого силового поля. Они ломали любого, даже тех, кто был гораз­до сильнее тебя.

—  Это ты? — выдавил из себя Джейсон, пытаясь повернуть голову к вошедшей.

—  Меня зовут Тимера, — произнесла девушка. — Я командую войсками Хоген­харда. А тебя как зовут? Я слышала, что вы прибыли откуда-то извне, и с тобой еще несколько друзей.

—  Меня зовут Джейсон, — с трудом вымолвил юноша, — и мы действительно прибыли сюда из другого мира, чтобы по­мочь вам…

Тимера перебила его:

—  Но вы нам ничуть не помогаете, а только вредите.

Связались с бандитами-повстанцами, со­действуете беспорядку.

Впрочем, меня интересует другое: отку­да у вас это ожерелье?

—  Тимера провела ладонью по шее, на которой красовалось сверкающее украше­ние. — Оно мне так к лицу, и сделано как- будто бы специально для меня…

—  Я тоже так сначала решил…

—  А сейчас так не думаешь? — усмех­нулась Тимера.

—  Нет, — резко ответил Джейсон. — Ожерелье и еще один предмет, который мы доставили с собой, предназначается тому, кто служит добру и справедливости, а ты на стороне сил зла.

—  Зла? — в глазах девушки мелькнули злые огоньки. — Это ты служишь злу, чу­жеземец, связался с повстанцами! А я служу законным правителям Валонии, закон­ной власти.

—  Власти? — усмехнулся Джейсон. — Что ты знаешь о ней? Неужели ты веришь тому, о чем говоришь сама? Неужели ты не видишь людских мучений, творящихся на планете Верхнего Валона?

Тимера удивленно покачала головой:

—  На Верхнем Валоне я бываю очень редко. Всю свою сознательную жизнь я воспитывалась на Нижнем Валоне, в Зоне Могущественной Власти. У меня не было возможностей осмотреть всю Валонию…

—  Что же мешает тебе сделать это сей­час? — снова воскликнул Джейсон и хит­ро добавил: — А может ты боишься узнать правду о Хогенхарде? Да и вообще, как я посмотрю, ты трусиха!

Тимера поджала свои пухленькие губки и гневно воскликнула: