Галактические воины

Не успели первые стрелы и копья доле­теть до гвардейцев Хогенхарда и его сол­дат, как Женщина-Пучеглаз вытаращила глаза, и из них на повстанцев пошли отра­жающие лучи.

—  Мои глазки успокоят их… — с ухмыл­кой произнесла она.

Когда лучи достигли нескольких бегу­щих на гвардейцев повстанцев, они тут же, как подкошенные, повалились на землю. Эта небольшая передышка дала возмож­ность преобразоваться Человеку-Крокоди­лу, Пиявке и Скорпиону. Они в одно мгно­вение превратились в огромных страшных и опасных животных и насекомых.

Пиявка подскочила к Пантоэлю и при­сосалась своими лапищами к его голове.

—  Помогите! — успел крикнуть Пантоэль.

—  Держись, Пантоэль, я сейчас! — крик­нул Эроу, бросившись на помощь старцу.

—  Отпусти его! — грозно крикнул он, заряжая в арбалет стрелу.

—  Не отпущу, — ехидно ответила Пи­явка, — пока не высосу из него всю энер­гию до капельки.

Эроу не стал больше говорить, — под­нял свое оружие. Но не успел он нажать на спусковой крючок, как арбалет был с хру­стом перекушен подкравшимся сзади Человеком-Крокодилом, который одновремен­ным ударом хвоста сшиб Эроу с ног. Повстанец хотел вскочить, но не смог, так как на него навалился Скорпион и стал раз­махивать перед лицом смертельным жалом.

—  Тебе конец, повстанец, — ехидно про­изнес Скорпион и щелкнул клешнями, пы­таясь посмотреть в глаза жертве, прежде чем в тело вонзиться ядовитое жало.

Рэйнджеры силы в этот момент сража­лись с десятком Головастых. Они, далее не обращаясь к помощи морфов силы, вели бой успешнее, чем их новые друзья. Одна­ко Джейсон, заметив, что над Пантоэлем, Эроу, а также Фэтью, который валялся на земле, отражательными луча­ми Женщины-Пучеглаза, нависла опас­ность, крикнул:

—  Ребята, в этом сражении мы своими силами не сможем обойтись. Нам нужно срочно использовать силу наших морфов.

—  Но ведь через несколько минут мы сами будем беззащитными, — произнес Билли, отбивая атаки сразу двух солдат.

Из корабля выскочило еще с десяток Го­ловастых и они начали наседать на Рэйнджеров силы.

—  Перед нами стоит выбор, — восклик­нула Кимберли, увидев такую ораву сол­дат. — Или трусливо спасаться самим или идти на помощь нашим друзьям!