Галактические воины

А Гроли тем временем продолжал рас­шифровку:

— Головастые требуют, чтобы те, кто это сделал, немедленно сдались, иначе они отправят всю деревню на рудники Нижне­го Валона в Зону Свободного Труда.

—  Можно не сомневаться, они это сдела­ют — покачал головой Фэтью. — Я же предупреждал Эроу не вмешиваться в драку.

—  Как тебе не стыдно, толстяк, — гнев­но произнес Эроу. — Ты всегда думаешь больше о своем желудке, чем о том, что кто-то в этот момент нуждается в помощи.

Повстанец повернулся к Джейсону и Заку и сказал им:

—  Друзья, в переданном сообщении не говорится о том, кто конкретно это сделал. Единственного, кого они знают, это я. Вам не нужно возвращаться в деревню и при­носить себя в жертву ради спасения людей деревни. Будем надеяться, что Головастым хватит меня одного. Я оправляюсь в дерев­ню, пока еще не поздно.

—  Постой! — воскликнул Джейсон. — Это не самый лучший способ спасти лю­дей… Нам нужно подумать о каком-нибудь другом варианте.

Внезапно до ушей находящихся в Энбустерском лесу повстанцев снова донеслись звуки рожка. Все замолчали. Когда звуки рожка замолкли, Гроли расшифровал для Рэйнджеров силы сообщение:

—  Карательной операцией руководит сам командующий войск Головастых и кроме то­го прибыли самые отъявленные злодеи: Че- ловек-Крокодил, Пиявка, Скорпион и Женщина-Пучеглаз…

Гроли замолчал. Никто из повстанцев

тоже не изъявлял желание что-нибудь ска­зать.

—  Такой армии мы не в силах противо­стоять, — робко заявил Фэтью.

—  У меня на этот счет другое мнение, — тотчас выпалил Джейсон. — Мы немедлен­но выступаем в поход и, пока не поздно, дадим отпор Головастым.

—  Эти Головастые грозные только с ви­ду, — вторил своему другу Зак, — а на са­мом деле — это пустые консервные банки.

—  Это верно, — после долгих раздумий произнес предводитель повстанцев Пантоэль. — Если мы хотим стать великим дви­жением, нам нужно с чего-нибудь начать и утереть нос Хогенхарду.

—  Ура! Ура! — закричали все находя­щиеся на поляне люди. — Мы идем на за­хватчиков! Мы не боимся Хогенхарда!

Пусть убираются его солдаты, Голова­стые!