Галактические воины

—  Какие-то повстанцы оказали сопро­тивление трем солдатам.

Хогенхард рассмеялся:

—  Ну, эта новость для меня не очень нова. Мне уже и без тебя доложили об этом.

И тут в зал следом за Броком вошла Зебуния. Она сходу произнесла:

—  Однако, мой господин, у нас есть но­вость и похуже, которую ты наверняка еще не знаешь.

—  О чем ты там еще говоришь, царица тьмы? — насупился Хогенхард, посмотрев на свою первую помощницу.

—  Подвластные мне колдуны и колду­ньи донесли, что на нашу планету прибы­ли какие-то неизвестные странники из другого мира. Над твоей империей возник призрак больших бедствий. В предсказа­нии говорится, что именно от чужестран­цев придет конец твоей власти.

Произнесенные Зебунией слова потряс­ли Хогенхарда.Он с лязгом бросил свой нож на золотую тарелку и его сильные ру­ки вцепились в резные подлокотники золо­ченого кресла-трона. Хогенхард злобно оки­нул взором стоящие на столе яства, взял кубок с вином и откинулся на спинку крес­ла, все еще не решаясь, пить из него или не пить.

На лице Хогенхарда теперь не было и тени улыбки, царившей там во время все­го застолья. Черты лица застыли, печать глубокого раздумья лежала на нем.

—  Где эти чужеземцы? — наконец про­молвил Хогенхард.

—  Они были в провинции Зеленого Холма, но сейчас мои чары и радары мо­их помощников не в состоянии найти их.

Хогенхард тяжело поднялся на ноги и, обойдя стол, подошел к очагу, самозван­ный император Валонии поставил ногу, обутую в огромные ботфорты, на решетку очага и, облокотившись на его резные ук­рашения, подпер ладонью лоб. Его глаза смотрели на огонь, и он мало-помалу овла­девал собой.

Презрительная ухмылка заиграла на гу­бах Хогенхарда. Он резко обернулся, по­смотрел на Зебунию и произнес:

—  Ты говоришь, чужеземцы появились в провинции Зеленого Холма?

—  Да, мой повелитель, — кивнула Зе­бу ния.

—  Хогенхард, — подал голос Брок, — а ведь именно чужестранцы могли напасть на наших солдат, — предположил он.

—  Хм… — призадумался Хогенхард, и из его груди помимо воли вырвался вздох облегчения. — В этом ты, Брок, возмож­но, и прав.