Галактические воины

—  На этот раз ты прав, дружище, — Эроу похлопал по плечу своего толстого и трусливого товарища. — Нам нужно быст­ро отсюда уходить.

Он повернулся к Джейсону и Заку и спросил у них:

—  Эй, ребята, вы не желаете пойти со мной? Ведь здесь теперь опасно оставаться.

—  И куда же мы пойдем? — спросил Джейсон.

—  Мы идем в Энбустерский лес. Видя ваше бесстрашие и геройство, с которым вы оказали сопротивление Головастым, я могу в полной мере считать вас частью ве­ликого движения повстанцев.

—  Мы согласны, — ответил Зак. — Только нас не двое, а пятеро, даже шесте­ро. Мы пока не знаем, кому мы действи­тельно помогаем, но я вижу, что вы чест­ные люди. Нам нужно действовать совме­стно.

Джейсон и Зак в сопровождении Эроу и Фэтью вышли из харчевни и направи­лись к розовым кустам, где укрывались ос­тальные Рэйнджеры силы и робот Альфабет.

Джейсон с Заком описали им все то, что с ними произошло в харчевне, и они все вместе отправились по известной только Эроу и Фэтью тропе к Энбустерскому лесу.

В хорошо охраняемый замок Хогенхарда, находящийся на планете Нижнего Валона в Зоне Могущественной Власти, при­бежал запыхавшийся гонец с тревожными вестями. В это время Хогенхарду и без того было над чем ломать голову: его доб­лестные солдаты никак не могли сломить сопротивление повстанцев из Энбустерского леса.

О гонце он услышал, сидя за ужином в огромном зале своего дворца. Хогенхард восседал за столом, где кроме него находи­лась его гвардия. Не было только колдуньи Зебунии. Покрытый белой скатертью стол был уставлен золотыми ковшами и сереб­ряными блюдами.

Хогенхард сидел, облаченный в свое обычное темное одеяние. Его взгляд, злоб­ное лицо, высокая и сутулая фигура вну­шали всем страх.

В зал вошел один из верных слуг Хогенхарда Брок. Его острые, болезненно жел­тые скулы окрасились румянцем, в продол­говатых глазах сверкнули возбужденные искорки. Он подался вперед и, склонив­шись над Хогенхардом, скороговоркой со­общил:

—  Великий Хогенхард! Я принес пло­хие вести из провинции Зеленого Холма.

—  Давай, говори! — рявкнул вождь.