Вторая часть провокационной «Нимфоманки» от фон Триера

1Скандальная лента датского кинорежиссера Ларса фон Триера «Нимфоманка. Часть вторая» наконец вышла в прокат. Вторая часть – заключительная в истории «Нимфоманки». Дилогия «Нимфоманка» является частью фон триерской трилогии «Депрессия», первой частью которой стала его знаменитая картина «Меланхолия».

Сыграли в «Нимфоманке» Стеллан Скарсгард, Шарлотта Генсбур, Шайа ЛаБаф, Ума Турман и другие.

Главные персонажи фильма — интеллектуал пенсионного возраста Селигман и женщина Джо. В прошлой части дилогии они знакомятся при странных обстоятельствах. Селигман направляется в булочную, но вместо рогалика домой возвращается с избитой Джо. Он нашел ее без сознания в катакомбах. В разговоре Джо признается Селигману, что она нимфоманка. Она рассказывает ему истории своей молодости.

Невозможность семейного счастья?

Во второй части «Нимфоманки» Джо пытается завязать со своими сексуальными приключениями и даже начать новую, семейную, жизнь. Даже, несмотря, на ее наклонности, Джо хочется тепла и уюта, чтобы рядом был любящий заботливый мужчина и любимые дети. Она прекращает встречи со всеми прошлыми любовниками, встречает привлекательного мужчину Джерома. Они становятся родителями малыша Марселя.

Но вскоре Джо снова срывается. Берет у Джерома позволение для измен. И снова бросается «во все тяжкие». Секс с двумя темнокожими мужчинами, жестокий садист, местный мафиози… Обо всем этом Джо повествует затворнику Селигману. А он, в свою очередь, пытается не просто понять ее, но и проводить параллели между исповедями Джо и музыкой, рыбалкой, книгами… Этот пожилой асексуал пытается сравнить нимфоманию Джо с разделением христианской церкви. Здесь он видит конфликт разума и чувств.

Альтер-эго режиссера

Хотя многих зрителей в «Нимфоманке» привлекает, в первую очередь, эротическая сторона фильма, отчаянные и смелые сцены секса вовсе не являются главными в картине. Один из ключевых персонажей «Нимфоманки» — мужчина, которому Джо рассказывает свои истории, который пытается осознать ее поступки. В образе старика Селигмана несложно разглядеть самого режиссера. Создавая его, Ларс фон Триер как бы пытался с помощью персонажа разобраться в себе, прояснить свои отношения с людьми. Но до «Нимфоманки» режиссер обычно переносил себя на женских персонажей. Бьорк в «Танцующей в темноте», Николь Кидман в «Догвилле»…

Замедленная бомба

В своих фильмах фон Триер как бы бросает вызов всему кинематографу. Так, в сценарии нет явных нападений на киносообщество. Режиссер как бы закладывает бомбу замедленного действия. Не все зрители за обилием сексуальных сцен читают диалог Джо и Селигмана о бесполезности социальной терапии; персонажи осуждают лицемерии политкорректности и говорят о кризисе либерализма.

Издевка датского режиссера читается и в самом Селигмане. Он – киновед. Он – знаток классической музыки. Он – мудрец, снисходительно относящийся к зрителю и поясняющий ему некоторые моменты фильма.

Даже промо-акцию «Нимфоманки» можно по праву считать одной из лучших реклам авторского кино: презентация не в Каннах, а в Берлине, Шайа ЛаБаф с мусорным пакетом на голове, Ларс в футболке с приговором Лазурному берегу.

Несколько лет назад фон Триера за неудачную шутку на фестивале прогнали из Канн, назвав Гитлером. И, по-видимому, он решил, и стать им. Стать диктатором, которые будет преступать границы дозволенного, захватывать новые области допустимого и подчинять себе неприятелей.

Если первая часть «Нимфоманки» предстала зрителям своеобразной порнографической комедией, то вторая – не такая веселая, но наполнена гораздо большим смыслом. Первая часть — сладкий грех. Вторая – вина.

Оставить комментарий