День Юпитера

Видимо, наш «хозяин» был «хозяином» не только нашим. Мигом подоспел официант, и спустя пять минут на столе появились холодные закуски, водка, пиво и мине­ральная вода. Сам воздух зала был, казалось, настоян на табачном дыме и авторитете Юрия Сергеевича. Мы с Битяем переглянулись. Степан Ольгердович восседал чопорно и грозно, как легендарная статуя командора.

—    Я не очень простенько выгляжу?— почти коснув­шись мочки моего уха, шепнула Лена. Кожа ее и волосы источали аромат неких закордонных духов.

—    Вы очаровательны,— шепнул я в ответ, и это было вполне искренне.

—    Она мило улыбнулась и внимательно посмотрела на меня, словно призвав не сходить с дружески-интимной тропы, на которую только что увлекла обещающей интона­цией. Я окинул взглядом стол, сплошь уставленный напит­ками, и в груди тоскливо заскулила неприязнь к Юре, спланировавшему мои отношения с Леной. Я попытался отогнать это чувство, но не смог…

—    Битяй, успевший, кроме коньяка, хватануть в обед и вина, о чем признался к концу дня, произнес подряд два тоста, в одном из коих наказал всем не иметь никогда хреноватой ваты, в другом же пожелал, чтобы и сквозь пусть плохой этот волокнистый материал из хлопка ни у кого из присутствующих не проникал обильный дым. К моему удивлению, после второй рюмки он совершенно протрезвел и приготовился с вниманием выслушать Юрия Сергеевича.

—    Я хочу поднять бокал за тех, кто правит миром,— чуть витиевато начал тот.— Мой тост — за умных ревизо­ров! Именно они всесильны. Правят, находясь в тени. Истинная власть в их руках. Управляющий максимум что может сделать — это выгнать меня с работы. А дельный специалист-ревизор может упрятать меня за решетку. Так кто, скажите на милость, обладает большей властью надо мной? Кто из них? Итак,—• он поочередно чокнулся с на­ми,— за вас, за людей, обладающих реальной, а не при­зрачной властью над умными людьми. Дураки же признают лишь главенство титулов!

—    То есть за черную тень проверяющих, нависшую над этим и без того многострадальным миром,— засмеялся Степан Ольгердович и впервые, как мне показалось, выпил с удовольствием.