День Юпитера

Они с Би- тяем стояли у трапа и махали нам.

—    Нужна твоя помощь,— Степан Ольгердович взял меня под локоть, мы повернули назад.— Бригадир тот, шеф калымщиков, как мне известно, интимный Ленкин при­ятель. Ты ей пришелся по душе — это раз. К тому же Юра помнит добро — это два. Так что вечер у тебя с ней так просто не кончится. Узнай, где они, в каком колхозе деньги гребут. Любыми правдами и неправдами. Девчонка она нежная и глупенькая, так что трудностей не предвидится. Мне надо Юру ткнуть носом, дабы знал, что взят под кол­пак. Добре?

—    Вы — ревизор-филантроп,— засмеялся я. Хоть все говорилось на полном серьезе, однако юмор здесь присут­ствовал. Мрачный юмор. Особенно «веселила» та роль, ка­ковую отводил мне вышестоящий чиновник. И ухитрился же скумекать этакий заумный путь. Вытащить человека из дерьма, в которое тот вляпался, всегда представлялось мне более элементарным делом. Ухватил за уши, дернул и — готово!

—    Ошибаешься,— сказал он.— Я скорее мизантроп. Но этот парень по настоящему мне нравится. Нет в нем столь распространенного ныне раболепства перед началь­ствующим составом. А это ценное качество. И поэтому я заинтересован в его судьбе. Так как?

—    Не получится,— сказал я.— Во-первых, не наделен я этой самой хитростью, а во-вторых, не склонен принимать от благодарного товарища Юры подобные презенты. Точ­нее, от гражданина Юры.

—    А научиться следует. И первому, и второму. В нашем с тобой деле все уметь надо,— он почему-то вздохнул и выбросил сигарету в реку.— Пойдем.

—    Мы пробились сквозь осаждавшую ресторан толпу, швейцар предупредительно распахнул двери, и злачное место оказалось у наших ног в самом прямом смысле.

—    В зале было людно, за дальним столиком, куда по-хо­зяйски вел нас Юрий Сергеевич, сидели двое мужчин и женщина. У одного из мужиков руки до предплечья густо синели татуировкой.

—    Я с друзьями,— негромко сказал им Юрий Сер­геевич.

—    Компания переглянулась, татуированный субъект кив­нул и встал, за ним поднялись и остальные, освобождая нам место.