День Юпитера

—    Лена,— крикнул он.— Мы заняты. Поняла?

—    Поняла,— откликнулся бархатистый голосок.— Вас крепко прижали.

—    Умница!— похвалил Юрий Сергеевич. Он вытащил поднос, на котором стояли четыре стопки и бутылка конь­яка «Тбилиси». Возле каждой стопки лежал бутербродик с красной икрой.

—    Я взял одну из стопок, перевернул ее вверх дном.

—    Значит, это правда?— с некоторой все-таки надеж­дой в голосе спросил Юрий Сергеевич.— Нас Геннадий Васильевич уже оповестил. Неужели ни грамма? Печенка?

—    — Что есть, то есть,— кивнул я.

—    Юрий Сергеевич огорченно вздохнул и принялся разливать коньяк. Я взглянул на Худова. Председатель ко­миссии был невозмутим.

—    За моих новых друзей,— вполголоса провозгласил хозяин кабинета.

—    Леночка за стеной замурлыкала приятную песенку. Де­вушка эта показалась мне одной из тех, у кого и камень за пазухой превращается в лунный. Юрий Сергеевич снова наполнил стопки.

—    За мой полный разгром,— еще тише сказал он.— Чтоб только клочья полетели.

—    Пожелание было по меньшей мере странным.

—    Я постараюсь быть объективным,-—. этой фразой мне удалось соблюсти нейтралитет. Следовало все же держать бывшего хулигана на дистанции.

—    Юра об этом и просит,— несколько наставительно произнес Степан Ольгердович.— Редкий случай, когда на­чальник жаждет, чтобы управление разбили в пух и прах.

—    Дело в том, что Сергеич тут недавно,— с улыбкой разъяснил Битяй.— С марта, да?

—    С марта,— подтвердил Юрий Сергеевич.— И прось­ба моя вполне естественная. Я пришел из системы Мин- монтажспецстроя. Там был порядок, а здесь — разболтан­ность. Нужно похоронить весь прошлый год. Главбух и на­чальник производственного отдела — отъявленные без­дельники. Надо от них как можно скорее избавиться. Иначе порядка не будет. Да и мне гораздо легче станет работать, когда вы все прошлые грехи наизнанку вывернете. Генна­дий Васильевич за неделю мне уже мно-о-го пользы принес.