День Юпитера

Говорил вчера с Италией, просила лимонов килограммчиков пять купить да передать с командиром двенадцатичасового рейса. К десяти мне хлопцы пришлют машину, проведу операцию «Цитрус» и тогда поеду к месту прохождения действитель­ной службы. А пока нужно почистить перышки.

—    Эти москвичи и правда неплохие хлопцы,— поддер­жал его Грачев.— Только сперва надо с них столичный го­нор сбить. И тогда они становятся добрыми простецкими мужиками.

—    Я сбил его здесь’ еще на прежней ревизии,— улыб­ нулся Битяй.— Меня они хорошо запомнили. А бить их теперь не собираюсь.

—    В самостоятельности ему нельзя было отказать. Он проводил свою независимую политику и плевать хотел на указания Боборыкина, предписывавшие высветить мощным ревизорским юпитером истинное положение дел в системе треста.

—    А почему ты не собираешься их бить?— спросил Грачев.— Если есть за что — колоти. Я думал, Геннадий Васильевич, ты человек более цельной философии.

—    Какой это — цельной?

—    Есть у Мицкевича,— пряча улыбку, начал Грачев,— поэма «Пан Тодеуш». И есть там интересный герой — ка­питан царской армии. И вот постоянно пировал этот капи­тан с компанией местных шляхтичей. Однажды подко- севшие шляхтичи стали упрекать капитана, мол, какой же ты патриот России, ежели все время чокаешься тут с нами, недавними врагами. Дело же было перед Отечественной войной 1812 года. Усмехнулся капитан да’и отвечает им:

—    Я и с французом пью, была бы только кружка, Потом в штыки, ура!— и кончена пирушка…

—    Битяй хмыкнул и сделал вид, что задумался. Или и впрямь задумался…

—    Суббота и воскресенье пролетели мгновенно. Где мы только не побывали за эти два дня! Даже Иван Федотович не отставал ни на шаг — и откуда только прыть взя­лась.

—    В понедельник Битяй предложил подождать машину, которая должна была прийти в десять. Красноречие ему не понадобилось: начало недели принесло с -собой ветры арк­тических морей и дождь. Автомобиль был кстати. Ближе всего располагалась булыгинская контора.