День Юпитера

Но когда убедился в моей непреклонности, поблагодарил за жестокий урок и обещал быть утром, чтобы подписать акт, который я решил приготовить вечером в гостинице.

—    Ну и устроили вы им побоище,— восхитился Булы­гин после того, как мы покинули контору.— И так быстро!

—    А я невольно вздохнул, ибо чувствовал себя не лучше, чем те, кого проверял. Утешало, правда, что действия мои были основаны на документе, текст которого родился не сам по себе или по чьей-то причуде, а из невзгод челове­ческих. А ведь стоило бы, подумал я, отлить в бронзе да выставить где-нибудь на ВДНХ тот самый подпункт «е» пункта «два, двадцать семь»— один из незаметных ка­тализаторов сложнейшего хозяйственного организма стра­ны. И пусть, граждане, не мерещится вам тут дикая выходка бюрократа. Сумейте узреть в бронзовой канцелярской зако- выке высший экономический смысл. А не верится — спроси­те у тех, кто до сих пор ютится на частных квартирах, в ба­раках и сырых полуподвалах. Спросите: что более ласкает глаз — готовый под заселение дом или же голый кирпич стен, близ которых мокнут штабеля столярки и плит. Вот этот-то безликий с виду «е» и начал с некоторых пор ускорять новоселья… Перекрыл кое-кому кранты, как выра­зился бы Битяй… И постоять он за себя умеет, этот.пункт. Уже постоял, влетев своим обидчикам в копеечку — семь тысяч триста девятнадцать рублей.

—    Эхо скандала живехонько докатилось до треста, где временно обосновался министерский ревизор. Когда я воз­вращался в нашу комнату от начальника управления с только что подписанным актом, по коридору навстречу мне шел Булыгин.

—    Худов звонит,— почему-то шепотом сообщил он на ходу.— Интересно, что ему надо?

—    Акт я отпечатал в четырех экземплярах: два предназ­начались для свода, третий управлению, а четвертый моему личному архиву-скоросшивателю, на котором каллиграфи­ческим почерком Битяя было выведено: «Будущее собрание ревизионных сочинений…» Я достал папку из саквояжа, перечеркнул слово «Будущее» и нанизал на тоненькие же­лезные штырьки черновик. Геннадий Васильевич шутя по­дал неплохую в целом ‘идею.