День Юпитера

Я разглядывал эти строки и внезапно вспомнил прораба Зугмана. Вспомнил и вздрог­нул. Швы, вспыхнула неожиданная мысль, ты забыл про швы на больнице. Какова нормативная толщина швов? Два с половиной миллиметра, не так ли? А какие швы были там? По пять — десять миллиметров, не меньше. На этом он вы­гадывал при списании. За счет увеличения толщины шва должен уменьшиться расход плитки на квадратный метр. А ты этого не учел, ходил со следователем по корпусам и хлопал ушами. Следователю простительно, он милицио­нер, но ты ведь специалист… Стало еще горше. Собственное недомыслие, когда его обнаруживаешь, угнетает хуже фи­зического недостатка. Грачев вот выудил две с половиной тонны краски на три тысячи рублей, а ты прошляпил. Правда, Зугману это квалифицировали простой недостачей, срок он не получил, хищение не доказано, но убыток, по решению суда, должен возместить.

—    Я взял карандаш и стал просчитывать стоимостный по­казатель своего ляпсуса. Получилось, что если экономить восемь десятых сантиметра за счет шва, то на квадратном метре облицовки пройдошистый прораб может иметь в за­гашнике одну десятую квадратного метра чистой плитки. Следовательно, с семисот «больничных» метров — семьде­сят отправлены на сторону. А я это прозевал. Метр плитки стоит примерно десятку в розничной продаже, вот тебе семьсот дармовых карбованцев… Паршивый ревизоришка. Где-то сейчас посмеиваются над тобой… Я сломал каран­даш пополам и швырнул его в стоявшую у стола урну.

—    Иван Федотович, веселый, сытно отобедавший, удив­ленно покосился на меня.

—    Что, бордель в процентовках?— спросил он.

—    Наоборот,— огрызнулся я.— Редкостный порядок!

—    А я вот механика чуть пощекочу,— довольно произ­нес он.— Шины «волговские» раньше положенного срока списывает. Уже четыре факта имею.

—    Щекотите,— бросил я, лишь бы отвязаться от него, ибо был слишком зол на себя, и чужие радости только от­теняли собственные невзгоды.— Щекотите каналью.

—    Успех пришел в августе. Вернее, он таился в прошло­годних августовских бумагах, до которых я добрался на следующий день ровно в пятнадцать ноль-ноль.