День Юпитера

По такому случаю ему дали только два года. Там мало кто сухим из воды вышел. Семь человек упекли.

—    Битяй подошел к окну и принялся глазеть на улицу. Шрам резко выделялся на темно-коричневой спине. До Москвы Битяй три недели провел на проверке в Таллине, а, по сообщениям Гидрометеоцентра, над акваторией Фин­ского залива в те дни стояла великолепная погода.

—    А этот Худов, ревизор из министерства, толковый, похоже, мужик. Я его легонько, как бы невзначай, прощу­пал парочкой хитрых вопросиков. Волокет!— сказал Ген­надий Васильевич.

—    Мне тоже показалось, что толковый,— подтвердил Грачев.— По той, первой анонимке он дельные замечания дал. Посмотрим дальше.

—    В это время проснулся Булыгин. Сонными глазами он обвел нас справа налево, потом слева направо, протер веки и сел на кровати. ‘

—    И все-таки, Павел Федорович, материальные отчеты должны утверждаться главным инженером,— безо всякой связи произнес он и добавил более уже твердым голосом:— Обязательно должны!

—    Какая чушь!— ни с того ни с сего разозлился Гра­чев.— Где вы эту ерунду вычитали?!

—    Сами вы чушь порете!— моментально вскипел Бу­лыгин, и маленькие его глазки сделались злющими-пре- злющими.— Где это видано, чтобы материальный отчет не утверждался?!

—    Ни в одной инструкции, ни в одном источнике вы не найдете и слова об этом,— как можно спокойнее, пытаясь взять себя в руки, проговорил Грачев.— Утверждается только форма М-29, которая служит основанием для спи­сания материалов.

—    А почему же тогда на наших бланках матотчетов вверху есть типографский гриф «утверждаю»?— ехидно зашипел Булыгин.— Вот почему, а?

—    А потому, что ваш друг бывший главный бухгал­тер,— Грачев не выдержал и снова повысил голос,— рас­порядился отпечатать бланки с таким грифом. Ни черта не смыслил в этом деле, а руководил…

—    Сами вы ни черта не смыслите!— разъяренным шимпанзе заорал Булыгин.— Леонтий Степанович был ум­нейший человек!

—    За что и выгнали,— засмеялся Грачев.— Горе от ума.