День Юпитера

И тут же усовестился мысленного ехидства, ибо он был прав — если оружия нет, его добывают в бою.

—    И последнее,— Боборыкин встал, давая понять, что разговор окончен.— Не стану повторяться, но постарайся оправдать рекомендацию брата. Мы долго работали вместе.

—    Служебный рост зависит только от тебя. Приказ будет подписан минут через десять.

—    Я еще раз поблагодарил, по инерции отдал честь, как перед старшим по званию, и только когда Боборыкин за­смеялся и махнул рукой, понял, что здесь не армия.

—    Начальник отдела кадров отпер кабинет, вручил мне ключ и ушел оформлять документы на командировку. В приказе о зачислении в щтат я уже поставил свою под­пись и теперь имел полное право окинуть это помещение не просто любопытным, а хозяйским оком. В комнате тесно стояли пять столов, канцелярский и платяной шкафы. За стеклом канцелярского виднелся любительский фотосни­мок. Четверо мужчин — трое с метлами и один с лопатой — были запечатлены на фоне неоштукатуренного кирпичного фасада объединения. Видимо, во время субботника. Не­знакомцы-коллеги пристально смотрели на меня, словно изучая. Вообще-то у мужиков был бравый вид. В одном из них, моложавом, но рано поседевшем, я признал начальни­ка. Это следовало из факта, что при наградах был еще один, но гораздо старше. Вероятней всего, это Булыгин, которого, как мне стало известно, держат здесь до первого сокраще­ния. Взгляд исподлобья и чрезмерно крупный нос — эти детали облика запоминались сразу. Мужчина с лопатой опирался предплечьем на черенок и держал в зубах сига­рету. Лицо он имел добродушное, староватое и ко всему привыкшее. Кто это: Грачев или Битяй?— я не смог уга­дать, ибо четвертый взирал на меня хитровато, даже прой­дошисто, и уже этим заставлял сомневаться в правильности выбора. К тому же информация, которой я располагал, была весьма скудной: оба неплохие специалисты, вот и все. Я еще раз поочередно оглядел каждого и предоставил ревизорско-дворничной бригаде возможность вдосталь на­любоваться новичком. Наше заочное знакомство состо­ялось.

—    К нижней, деревянной части дверки шкафа была при­клеена бумажка.